Какая квалификация требуется для работы в сфере электронной коммерции

Электронная коммерция

E-commerce или электронная коммерция – это предпринимательская деятельность, которая, так или иначе, связана с распространением, рекламированием, продвижением, продажей услуг или товаров через Интернет. Если упростить, то любые действия с коммерческим уклоном в глобальной сети подпадают под определение онлайн-коммерция. Эта сфера зародилась в США, потом получила развитие в Европе и в конце 90-х годов прошлого века стала активно развиваться в Китае и России.

Какая квалификация требуется для работы в сфере электронной коммерции

В техническом плане электронная коммерция в Интернете стоит на трёх основах – сервер, база данных и система доставки товара или услуги покупателю. Критически важна первая составляющая – качественный и быстрый сервер. База данных нужна крупным объектам, а доставка электронных товаров или услуг не требует сложной логистики.

Виды электронной коммерции в Интернете

Сфера E-commerce подразделяется на виды в зависимости от целевой аудитории, с которой работает компания:

Какая квалификация требуется для работы в сфере электронной коммерции

  • B2B (Business-to-Business). Ниша «Бизнес для бизнеса» подразумевает коммерческие отношения между юридическими лицами, экономическими субъектами рынка. То есть компании, производители взаимодействуют между собой – заключают сделки, партнерские контракты на поставку, продажу, покупку товаров или услуг. Для налаживания контактов, поиска партнеров и переговоров в В2В используются специализированные интернет-площадки, интерактивные базы данных.
  • B2C (Business-to-Consumer). Сфера «Бизнес для потребителя» предполагает торговлю товарами и услугами между юридическими и физическими лицами. Это своего рода розничные продажи, но только с помощью онлайн-площадок – магазины, сервисы, банки и прочее. Преимущество клиентов в большем ассортименте выбора, удобстве заказа и доставки товаров на дом или в офис. Электронная коммерция позволяет предпринимателю снизить затраты на содержание торговых и складских площадей.
  • B2G (Business-to-Government). Ниша «Бизнес для правительства» включает в себя следующих участников рынка: юридические лица – компании, корпорации, бренды с одной стороны и муниципальные органы, государственные инстанции – с другой. Яркий пример – это портал госзакупок РФ. Сделки в B2G осуществляются на основе конкурсов, тендеров или котировок. Эта сфера электронной коммерции работает с крупными размерами сделок, что предъявляет строгие требования к участникам рынка. Компания, участвующая в торгах должна иметь высокий статус и безупречную репутацию.
  • С2С (Consumer-to-Consumer). Электронная коммерция в нише «Потребитель для потребителя» подразумевает осуществление сделок между физическими лицами. Успех таких интернет-площадок как Авито, Юла, Ebay, Молоток и других основан на коммерческих отношениях пользователей через электронную систему объявлений.
  • G2C (Government-to-Citizens). Довольно популярный вид электронной коммерции в последние годы «Правительство для граждан» – обеспечение доступа к государственной информации через онлайн-сервисы. Например, оплата налогов и штрафов, регистрация проектов и форм коммерческой деятельности, получение разрешительных документов и другое. К этой категории относятся также и информационная поддержка граждан, поэтому G2C не полностью относится к коммерческой нише.
  • C2B (Consumer-to-Business). Интересный вид электронной коммерции «Потребитель для компании», где клиент сам устанавливает стоимость товаров и услуг. То есть покупатели с помощью голосования определяют цену, за которую они хотели бы приобрести предлагаемый продукт. Однако окончательное решение «продать или нет» принимает владелец товара. В системе С2В сайт или любая другая электронная площадка выступает в качестве брокера-посредника, который ищет продавцов за сформированную цену потенциальных покупателей.
  • G2G (Government-to-Governmen). Сфера электронной коммерции «Правительство для правительства» подразумевает деловые отношение госорганов между собой: поставки продукции, оказания услуг и прочее. Реализуется такое взаимодействие через онлайн-технологии.
  • B2P (Business-to-Partners) или B2L (Business-to-aLLiance). Ниша «Бизнес для партнеров» – это коммерческие отношения с поставщиками услуг и товаров, между филиалами, партнерскими организации одной сети или сторонними компаниями.
  • B2E (Business-to-Employee). Сфера взаимоотношений с персоналом также может быть коммерциализирована. «Бизнес для сотрудников» подразумевает использование различных систем автоматизации управления бизнес-процессами, корпоративными задачами. Такие системы объединяются во внутрикорпоративную сеть – интранет, которая имеет выход в глобальную систему по защищенным каналам.
  • B2B2С (Business-to-Business-to-Customer). Пример объединения двух видов электронной коммерции – «Бизнес для бизнеса и для потребителя». Интеграция систем В2В и В2С в единой платформе. Например, компания закупает товары в Китае, заключает договоры со складами Карго на отправку заказов по адресам покупателей. Получается цепочка: компания-продавец (В2В) – склад (В2В) – покупатель (В2С).
  • E2E (Exchange-to-Exchange). Узкоспециализированный вид электронной коммерции «Биржа для биржи», когда продавцы и покупатели взаимодействуют между различными электронными биржами. Например, сервисы обмена электронной валюты.

Сегодня большую часть занимают ниши В2В и В2С. Сектор госзакупок имеет достаточно высокий порог входа, поэтому не выделяется массовостью. Хорошо развиваются ниши G2C и С2С. В любом случае, интернет-коммерция должна включать следующие элементы:

  • площадка (сайт, аккаунт, онлайн-магазин, Landing Page);
  • системы обработки заказов, работы с клиентами – CRM, отделы продаж, службы поддержки;
  • службы закупок, снабжения, доставки, возврата товаров.

Как работает электронная коммерция

Какая квалификация требуется для работы в сфере электронной коммерции

Рассмотрим принцип работы E-commerce на примере с заказом товара в онлайн-магазине. Алгоритм следующий:

Шаг первый – покупатель, просматривая онлайн-каталог, решает выбрать продукт. Его ПК или мобильное устройство через браузер взаимодействует с сервером, на котором находится магазин.

Шаг второй – сервер, получив заявку пользователя, отправляет её менеджеру в систему обработки заказов.

Шаг третий – Менеджер делает запрос в базу данных о наличии товара на складе. Если товара нет, то делается запрос производителю, выясняется время поставки на склад, после чего клиенту предоставляется конкретная информация.

Шаг четвертый – если товар на складе, сотрудник магазина продолжает обработку заявки.

Шаг пятый – обращение к финансовой системе с запросом на обработку транзакции – оплаты от клиента.

Шаг шестой – финансовая система разрешает или блокирует проведение сделки в зависимости от ситуации со счетом клиента (недостаток денег, нерабочая карта и другое). Если сделка совершается успешно, то менеджер подтверждает транзакцию и уведомляет об этом сервер.

Шаг седьмой – сервер выводит покупателю сообщение, что оплата успешно проведена, заказ принят в обработку.

Шаг восьмой – заявка направляется на склад, где формируется товар для отправки по адресу клиента.

Шаг девятый – сотрудники логистического отдела доставляют товар клиенту.

Шаг десятый – после отправки заказа со склада, сервер высылает клиенту оповещение на e-mail или телефон (SMS), что товар находится в пути.

Алгоритм для онлайн-сервисов, интернет-банкинга примерно одинаковый за исключением, что услуги могут не иметь физического воплощения. Например, продажа доступа к полному функционалу программы, покупка электронных книг и другое.

Примеры электронной коммерции

Приведем несколько ниш успешной реализации E-commerce:

  • Онлайн-сервисы приема коммунальных платежей, штрафов, регистраций и прочее. Уже давно ушли в прошлое многометровые очереди в банк для оплаты коммунальных услуг. Электронные сервисы доступны с любого компьютера или гаджета. Достаточно подключить интернет-банкинг и спокойно платить из дома за квартиру, аренду, кредит и прочие услуги.
  • Сайты-каталоги, доски объявлений, агрегаторы услуг и товаров. Популярность Авито, Юлы, сайтов торговли между физическими лицами, компаниями зашкаливает. Возможность бронирования билетов, номеров в гостиницах открывает большие перспективы для развития этой ниши.
  • Сайты-распространители фильмов, книг на платной основе, онлайн-кинотеатры и другое. Интеллектуальная собственность стала также и цифровым продуктом, поэтому результаты труда писателей, музыкантов, режиссеров активно продаются в онлайн-пространстве.

Начиная с 1998 года электронная коммерция плавно вышла на оборот 3-3,5 триллионов долларов за 20 лет деятельности. Лидеры E-commerce – Китай, США. Россия занимает 10 место в рейтинге, но имеет хорошие шансы подняться на несколько ступенек выше, благодаря плотному сотрудничеству с китайскими онлайн-гигантами – Али Экспресс, Тао-Бао и другими.

Преимущества и недостатки

Электронная коммерция, как и любая ниша на рынке, имеет свои плюсы и минусы. Рассмотрим подробнее.

Какая квалификация требуется для работы в сфере электронной коммерции

  • Снижение затрат. Электронная торговля упрощает бизнес-процессы во многих отраслях предпринимательства. Например, чтобы открыть онлайн-магазин не нужно арендовать физическую площадь, нанимать штат продавцов и сотрудников доставки. Все действия можно автоматизировать, а, если товар электронный, то и упросить в разы сервис доставки. В итоге транзакционные издержки ниже, что сказывается на стоимости продукции или услуг.
  • Расширение целевой аудитории. Через Интернет можно продавать по всему миру без особых затрат. Конечно, если бизнес связан с физическими товарами, то придется поломать голову с доставкой. Простое решение – это сотрудничество с транспортными компаниями. Но если вы продаете электронные товары, услуги – электронные книги, программы, сервисы и прочее, то рынок неограничен.
  • Меньше посредников. Электронная коммерция позволяет работать напрямую с производителем, исключая цепочку посредников. Так создается прямой канал между продавцом и покупателем, что сказывается на стоимости товаров и качестве обслуживания.
  • Возможность со 100% точностью анализировать продажи, продвижение, развитие бизнеса в сети. Системы аналитики, коллтрекинга позволяют следить за ситуацией и своевременно принимать меры.

Недостатки электронной коммерции:

  • Зависимость от информационно-коммуникационных технологий. Не во всех регионах есть свободный доступ к Интернету на высокой скорости, этот фактор сильно тормозит развитие электронного бизнеса.
  • Особенности законодательства, налоги. Отсутствие правового регулирования онлайн-коммерции часто служит препятствием при заключении тех или иных сделок.
  • Безопасность информации. Онлайн-торговля и бизнес в сети требует высокой гарантии конфиденциальности данных пользователей, покупателей, участников коммерческой деятельности. Активно внедряется сертификация, авторизация, капча и другие варианты борьбы с мошенничеством.
  • Авторское право. Защита прав собственности – это давно не новая проблема для сети Интернет. Пиратские копии программного обеспечения, «слитые» в свободный доступ мастер-классы, книги и другая продукция интеллектуального труда – все это становится проблемой для электронной коммерции во всем мире.

Резюме

Мы изучили, что такое электронная коммерция. Узнали, какие виды E-commerce используются на рынке, в каких нишах активно развивается электронная торговля. Несмотря на серьезные вызовы для каждой компании, за бизнесом в сети будущее торговли.

Что нового в интернет-маркетинге?

Главное в ежемесячной рассылке

Подписывайтесь сейчас и получите 13 чек-листов маркетолога

У вас интересный материал?

Опубликуйте статью в нашем блоге

Рекомендуем прочитать

На сайте используются файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы соглашаетесь с этим. Подробности об обработке ваших данных — в политике конфиденциальности.

Вставить формулу как

Используйте LaTeX для набора формулы

Формула не набрана

Отправьте статью себе на почту

Что происходит в IT-индустрии

Несколько месяцев назад рынок IT серьезно изменился. И это не временная турбулентность, а настоящая трансформация — меняются игроки, условия и даже правила.

Ряд международных консалтинговых компаний, крупных вендоров и производителей оборудования один за другим объявили о приостановке работы и предоставления услуг в России.

Бизнес-пользователи решений SAP, Atlassian, Oracle и других столкнулись с ситуацией неопределенности. Было трудно оперативно оценить текущие риски для бизнеса, масштаб предстоящих изменений, прочие возможные последствия. Это привело к особой осторожности в принятии решений. Старт многих проектов пришлось отложить, чтобы проанализировать и оценить сложившуюся ситуацию.

К настоящему времени рынок IT постепенно стабилизировался, а его участники стали увереннее действовать в новых реалиях. Российские отделения ряда зарубежных компаний не ушли с рынка, а трансформировали работу.

С иностранными вендорами программного и аппаратного обеспечения иначе — им сложнее быстро выйти из бизнеса, на это потребуется еще какое-то время. Одно из популярных решений — передать сопровождение и развитие систем доверенным партнерам. Российские интеграторы и провайдеры чувствуют себя сейчас довольно уверенно и продолжают активную работу.

Большинство компаний обновили стратегические планы, пересмотрели приоритеты, бюджеты, определили первоочередные задачи, дальнейшие шаги, начали искать самостоятельно или с помощью партнеров зоны эффективности, оптимизации процессов, а также подходящий стек технологий, альтернативы иностранному ПО, в том числе благодаря заказной разработке.

Текущая ситуация на рынке труда

В конце февраля — начале марта часть специалистов IT-отрасли приняла решение покинуть страну. По оценке главы РАЭК, во время «первой волны» из России уехали около 50-70 тысяч айтишников. Согласно результатам опроса «Хабр Карьера», каждый третий российский IT-специалист стал искать работу в компаниях, предлагающих релокацию.

Ожидалось, что будет всплеск резюме — на рынок выйдет много высвободившегося персонала, который работал на российские представительства иностранных компаний. Но этого не произошло. Эксперты также предполагали, что во время «второй волны», в апреле, могут уехать еще 70-100 тысяч IT-специалистов. Но и этого не случилось.

Ситуация неопределенности привела к тому, что бизнес и сами кандидаты временно перешли в режим ожидания. Компании стали аккуратнее подходить к подбору сотрудников, внимательнее оценивать, кого стоит нанимать, есть ли в этом необходимость, а также будет ли она завтра.

Читать также:  Челябинская электронная коммерция и электронная коммерция

В первую очередь бизнес концентрируется на первоочередных задачах и корректирует структуру найма в зависимости от меняющихся проектных потребностей и собственных приоритетов.

Теперь немногие могут позволить себе, как раньше, набирать большое количество сотрудников «про запас», особенно если это молодые специалисты. С точки зрения бизнеса новички и стажеры требуют времени и серьезных вложений, тогда как на проекты уже сейчас нужны готовые специалисты.

Из-за этого количество стажерских программ на рынке уменьшилось. Крупные стабильные компании могут позволить себе не отказываться от привлечения молодых специалистов, но в основном за счет корректировки соотношения готовых кадров к стажерам и новичкам в профессии.

Количество вакансий несколько снизилось, тогда как объем кандидатов остался примерно на том же уровне. При этом все участники рынка труда в сфере IT продолжают внимательно наблюдать за тем, что происходит, чтобы в случае необходимости оперативно изменить тактику.

Новые потребности соискателей

Позиция соискателей сейчас больше напоминает «прощупывание» компаний и условий, которые они могут предложить. IT-специалисты по-прежнему обновляют резюме, рассматривают вакансии, ходят на интервью, активно общаются и в целом готовы к диалогу с потенциальными работодателями, но при этом не спешат принимать решительных действий по переходу из одной компании в другую или по выходу на работу.

Многие кандидаты говорят, что им нужно два-три месяца, чтобы определиться с дальнейшими планами и принять окончательное решение. Вероятно, IT-специалисты все еще неуверенно чувствуют себя в текущей ситуации и откликаются на вакансии «на всякий случай», то есть не с целью поменять работу в моменте, а, чтобы посмотреть, что произойдет дальше, оценить ситуацию.

Заметна и смена приоритетов. Фокус соискателей сейчас направлен на устойчивые и надежные организации, которые зарекомендовали себя на рынке. Специалистам в сфере IT стало особенно важно, насколько компания, которую они рассматривают для перехода, стабильно и уверенно себя чувствует.

Читайте по теме: Как в кризис найти работу мечты: практикум от HR-специалистов

Это объясняется тем, что эпоху турбулентности такие компании проходят с наименьшими потерями или даже находят для себя новые интересные возможности, опираясь на значительный опыт. Теперь, выбирая работодателя, специалисты гораздо охотнее отдают предпочтение IT-компаниям с историей, а не стартапам.

Ввиду смены ключевых приоритетов кандидаты переосмысливают взгляд и на основные бенефиты, которые уже давно считаются базовыми.

Мы, например, ежегодно расширяем и обновляет свои корпоративные программы привилегий, предлагая новые уникальные опции для сотрудников, но сейчас мы видим, что соискателей волнует именно базовый набор. Они интересуются наличием ДМС, спрашивают, что в него входит.

Вырос интерес к корпоративным партнерским программам со скидками и спецпредложениями для сотрудников, позволяющим экономить личный бюджет.

Потребности бизнеса как ключевые ориентиры для IT-специалистов

В настоящее время большая часть запросов от бизнеса касается, конечно же, импортозамещения и миграции ПО, которые из тренда почти мгновенно превратились в необходимость. Сохраняется высокая потребность в квалифицированных IT-кадрах, разработчиках отечественного ПО.

Наибольший спрос на 1С-разработчиков, хотя потребность есть в специалистах по всему спектру технологий: Java, Python, С++, C#, хранилищам данных и пр. Возможно, придется оперативно создавать новые IT-решения, причем в тех областях, где долгое время не было никаких отечественных продуктов.

Стало больше запросов на бизнес-консультантов. Переход на российское ПО — это в том числе повод трансформировать свои процессы. Поскольку бизнес сейчас активно их пересматривает, консультанты с опытом работы в разных системах будут очень востребованы. Например, мы отмечаем спрос как на консалтинг в области финансов и налогообложения, так на организационный консалтинг и HR.

Чтобы быстро принимать решения у управленцев должны быть показатели, по которым они будут четко понимать, что у них происходит с производством, персоналом, финансами. Среди наших клиентов вырос интерес к системам отчетности, системам внутренних контролей и пр.

Отдельные организации остаются на иностранном программном обеспечении, значит, все еще будут востребованы специалисты в области поддержки и сопровождении систем.

Если говорить о нашей компании, то мы, как и прежде, ищем высококвалифицированных специалистов в области цифровой трансформации, финансов и налогообложения, организационного консалтинга, HR, внедрения и разработки, тестирования и сопровождения информационных систем.

Необходимые сейчас компетенции и soft skills

Несмотря на то, что спрос на стажеров, молодых и переквалифицировавшихся специалистов ниже, чем пару месяцев назад, — это временное явление. Поэтому тем, кто только хочет начать карьеру в IT, стоит искать возможности для обучения, практики, стажировки или парт-тайм работы в компаниях, которые им интересны, не отказываясь даже от программ, не предусматривающих выплату зарплат на этапе стажировки.

Это связано с тем, что сейчас, при обострившейся конкуренции и снизившемся спросе на молодых специалистов, особенно важно наладить связи, обратить на себя внимание и проявить себя. Я рекомендую с еще большим усердием учиться, приобретать как теоретические, так и практические навыки в указанных направлениях. Скорее всего, через полгода-год спрос вернется к прежним значениям.

Для опытных IT-специалистов на первый план выходят такие компетенции, как умение адаптироваться под быстро меняющиеся условия и стрессоустойчивость. Кроме того, им нужно быть готовым к переобучению, в том числе без отрыва от производства, стараться быстрее осваивать новые продукты и направления, чтобы отвечать потребностям бизнеса.

Для тимлидов, руководителей и директоров проектов особое значение приобретают компетенции, направленные на взаимодействие в команде. Важно, способны ли руководители мотивировать на успех, помогают ли более эффективно работать, владеют ли инструментарием для поддержания персонала в ресурсном состоянии.

В ближайшее время нас ждет много интересных и сложных проектов в разных направлениях и отраслях, а потому особенно будут цениться те, кто не боятся работы и умеют справляться с высокой нагрузкой, способны быстро принимать решения, проявлять гибкость и, конечно, брать ответственность за результат.

E-commerce в уходящем году

По данным CNN, кризис в логистике в 2021 сильно повлиял на стоимость товаров и глобальный объем продаж. В России все больше сервисов начали отказываться от бесплатной доставки: в ноябре об этом объявила «Кухня на районе», стоимость услуги на маркетплейсах тоже растет. Некоторые бренды стараются развивать формат дарксторов, чтобы не повышать цены на услуги курьеров.

В 2021 году выросли цены на товары из США, в течение следующих трех лет Bloomberg прогнозирует 4%-ю инфляцию — это самый высокий показатель с 2013 года. Для россиян это означает, что товары из-за рубежа продолжать дорожать. Российские ритейлеры в этом случае приобретают конкурентное преимущество — покупатели отдают предпочтение более дешевой и быстрой доставке. Отсюда первый итог.

Дарксторы и пункты выдачи

Чтобы нивелировать эффект от подорожания логистики и фулфилмента, селлеры были вынуждены повышать стоимость курьерских услуг. Это оказало серьезное влияние на спрос: не все потребители готовы продолжать пользоваться доставкой.

Селлеры старались адаптироваться под ситуацию на рынке — начали осваивать формат дарксторов. «ВкусВилл», например, запланировал вкладываться в их развитие, приостановив активное расширение розничных сетей. Это позволит в перспективе снизить затраты на содержание магазинов, а следовательно, сбалансировать стоимость доставки.

Маркетплейсы начали расширять географию пунктов самовывоза, чтобы снизить негативное впечатление от новых цен на услуги курьеров. Ozon за 2021 вдвое увеличил количество точек выдачи заказов, за 2022 показатель ожидаемо вырастет. Экспресс-доставка на маркетплейсе пока осуществима только курьером до двери, но скоро может появиться возможность быстро забрать товар и из пункта выдачи.

Зумеры и шопинг в TikTok

Все больше компаний начали собирать кросс-канальные данные о своих клиентах и использовать их для подготовки персональных предложений.

Согласно исследованиям Accenture, 91% потребителей охотнее начинают взаимодействовать с брендом в онлайне, если им предлагают индивидуальные акции. Маркетплейсы активнее других ритейлеров начали использовать персонификацию, предоставляя клиентам скидки на их любимые товары.

На некоторых платформах пользователи могут попросить продавца о промокоде на определенную позицию — чаще всего селлеры соглашаются.

Индивидуальная рассылка по почте, уведомления, в которых к покупателю обращаются по имени — эти механики поддерживают лояльность клиентов площадок. С помощью голосовых помощников и чат-ботов в 2021 брендам удалось стать еще ближе к покупателю, наладить двустороннюю коммуникацию: умная колонка Alexa может, например, сделать заказ на Amazon.

Продвижение через блогеров

С развитием соцсетей и укреплением рынка блогеров, селлеры начали чаще создавать рекламные кампании с участием лидеров мнений. Если раньше в креативных концепциях можно было заметить звезд эстрады, селебрити, в 2021 — чаще встречались менее знакомые лица.

Через блогеров бренды начали более точечно воздействовать на аудиторию: для любого сегмента целевой аудитории можно подобрать инфлюенсера, который привлечет внимание к продукции.

Операционное партнерство

За рубежом бренды торгуют на маркетплейсах в основном с помощью операционных партнеров — компаний, которые за небольшой процент с продаж предоставляют весь цикл работ: от размещения товаров на площадке до внешнего продвижения с привлечением инфлюенсеров.

В России этот тренд в этом году начал активно закрепляться — основной объем торговли на платформах осуществлялся инхаус-менеджерами компаний. Сотрудничество с операционными партнерами оптимизирует продажи на маркетплейсах, снимает с компании необходимость вручную оформлять онлайн-витрину и проводить регулярную аналитику.

Внешним и внутренним продвижением тоже занимается партнер — это дешевле и эффективнее, чем содержать штат менеджеров.

Что нас ждет

E-commerce стал более клиентоориентированным: бренды стремились наладить коммуникацию с покупателями, формировали индивидуальные предложения для клиентов, создавали персонализированные рассылки.

Работа с блогерами сблизила селлеров с аудиторией — повышала лояльность пользователей. Несмотря на удорожание товаров и увеличение стоимости доставки, ритейлеры старались сгладить эффект с помощью расширения географии пунктов выдачи заказов и развития дарксторов.

Рынок электронной коммерции в 2021 стал более разнообразным — селлеры подстраивались под запросы аудитории, при разработке стратегии ставили уровень доверия покупателей на первый план. В следующем году тенденция сохранится.

Фото на обложке: Shutterstock / LDprod

Какие IT-специалисты нужны в eCommerce

В индустрии в целом растёт спрос на IT-специалистов всех мастей, но среди самых востребованных вакансий внутри сектора — системные аналитики, Java- и Golang-разработчики, разработчики мобильных приложений, DevOps-инженеры и backend-разработчики.

Сильный спрос наблюдается и на аналитиков, и на специалистов по Big Data. У нас количество заказов достигает 15 тысяч, а иногда и 20 тысяч в день. Это гигантский массив данных, анализируя которые, мы можем лучше понимать наших клиентов, принимать операционные, логистические и маркетинговые решения.

Что касается языков программирования, которые наиболее актуальны на рынке, для каждой компании и даже конкретного проекта этот набор, или стек, будет разным.

Например, в нашу команду мы ищем разработчиков, которые свободно «говорят» на PHP, Go, React, Swift, Kotlin, и других IT-языках. В целом среди всех индустрий в топ-10 «хард скиллов» в 2021 году вошли знание SQL, Git, Linux, JavaScript и Python (исследование hh. ru). При этом рынок идёт в сторону более узкой, но глубокой специализации. Например, мы ушли от FullStack и разделили Backend- и Frontend-разработку.

В сфере не хватает и узкопрофильных специалистов с опытом работы. Очень сложно найти руководителей направлений в eCommerce, профи в сфере складских технологий, работающих с технологической составляющей supply chain (SCM). Мы растим их уже внутри компании.

Многие члены бизнес-сообщества задаются вопросом: «Как так получилось, что на рынке онлайн-компании уже сколько лет, а компетенции именно в supply chain не сформировались?» Бывает и такое.

Отдельное направление — цифровые проекты, для реализации которых нужны и знания ритейла, и IT. Это мобильные приложения для сотрудников, проекты по оптимизации, цифровизация логистики и коммерческого направления в целом.

К примеру, сотрудники HR, финотдела должны владеть базовыми навыками в SQL. Это касается рынка в целом. Так что лучше заранее «вырастить в себе айтишника», если хотите оставаться актуальными. И это не только наши запросы. Хайтек-специалистов сегодня ищет каждый игрок индустрии eCommerce.

Читать также:  Менеджер по электронной коммерции в Москве. новые вакансии доступны уже сегодня

Итак, сегодня в eCommerce больше всего нужны

  • Разработчики и системные аналитики;
  • SRE, DevOps;
  • Тестировщики мобильных приложений IOS, Android;
  • Аналитики Big Data, бизнес-аналитики;
  • Менеджеры по продукту;
  • Проект-менеджеры со знанием IT, которые могут подхватить проект на любой стадии и структурировать работу команды.

Во сколько компании оценивают настоящих IT-спецов?

Не только компании сегодня активно охотятся за перспективными кадрами, но и соискатели в равной мере задумываются о смене деятельности в пользу IT, даже если их опыт работы и образование далеки от «технарского».

Так, согласно исследованию сервиса «Зарплата. ру» около 22% жителей России, или каждый пятый россиянин, в 2022 году планируют переобучиться для работы в сфере IT.

И это неудивительно, ведь зарплаты IT-специалистов — одни из самых высоких среди всех отраслей, при этом в сфере растет дефицит квалифицированных сотрудников. По последним данным, в 2021 году российская IT-индустрия недосчиталась 1 млн специалистов, при этом ежегодно университеты и техникумы страны выпускают всего 80 тыс. потенциальных сотрудников.

Причин дефицита IT-специалистов в России много, но одна из самых фундаментальных, которая мешает потенциально перспективным соискателям, особенно тем, кто планирует перейти в IT из другой сферы — уверенность, что без высшего и, главное, технического образования их даже не пустят на порог компании.

При этом беглый просмотр вакансий на известном сайте показывает, что большинство работодателей не требует от будущих сотрудников профильного образования, главное — опыт и знание соответствующих языков программирования. К тому же сейчас выбор у соискателей стал намного шире.

Если ранее ряд специалистов был востребован только в традиционных IT-компаниях: «Яндексе», VK и Google, то сейчас на «тяжёлых» технологиях держатся многие индустрии, ведь для того, чтобы расти и развиваться, компании должны уходить в онлайн.

Сокращения преобладают

По мнению ВЭФа, пандемия COVID-19 значительно усугубила неравенство на рынке труда, впервые с кризиса 2008–2009 гг. остановила рост занятости и ускорила развитие четвертой промышленной революции и всеобщую цифровизацию. Все это происходит на фоне полного экономического локдауна в 100 странах мира с середины марта по середину апреля 2020 г.

По прогнозам ОЭСР, при неблагоприятном развитии ситуации с коронавирусом к концу 2020 г. безработица в мире может достигнуть 12,6% и опуститься до 8,9% только к концу 2021 г. Но уже сейчас примерно 15% всей рабочей силы в 35 странах (примерно 97,3 млн человек) находится под высоким риском увольнения или сокращения, приводят данные МВФ авторы доклада.

Работодатели же заявляют, что к 2025 г. реформы в компаниях приведут к изменению бизнес-целей, структуры рабочих мест и набора навыков, необходимых работникам. 43% компаний намерены сократить число рабочих мест из-за внедрения новых технологий, 41% планирует активнее привлекать подрядчиков для специализированных работ, и только 34% планируют благодаря технологиям создать новые рабочие места.

Автоматизация и удаленный труд

В ближайшие годы быстрые темпы внедрения технологий останутся неизменными и могут ускориться только в некоторых отраслях, пишут авторы доклада. Наибольший интерес компании сейчас проявляют к облачным вычислениям и технологиям, связанным с большими данными и электронной коммерцией. Вырос также интерес к шифрованию, роботизации и искусственному интеллекту.

По прогнозам, к 2025 г. люди и машины будут тратить одинаковое время на выполнение текущих задач. И 84% работодателей уже сейчас нацелены на цифровизацию многих рабочих процессов, включая значительное расширение дистанционной работы. Потенциально на удаленный режим могут перевести 44% рабочей силы, и это последствие не только цифровизации, но и пандемии.

Пандемия, говорится в докладе, разделила работников на три категории: жизненно необходимый для организаций персонал, который работает на местах (сотрудники, занятые в доставке, медработники, работники продовольственных магазинов, сельскохозяйственные работники), удаленные работники, которые могут работать дистанционно и, вероятно, сохранят свои рабочие места, и уволенные временно или окончательно работники – в основном из секторов, наиболее пострадавших от кризиса. Все эти три типа работников сталкиваются сейчас с изменением методов работы и нуждаются в дополнительном обучении: персонал, работающий на местах, должен заботиться о своей физической безопасности, удаленные работники должны овладеть цифровыми технологиями и научиться работать из дома, совмещая это с семейными обязанностями, а люди, потерявшие работу, вынуждены задуматься о переквалификации.

43%

компаний планируют сокращать рабочие места к 2025 г. из-за внедрения новых технологий, согласно докладу ВЭФа

Пандемия показала, что новые гибридные форматы работы можно использовать в большей степени, чем раньше, но многие руководители по-прежнему сомневаются, что переход на дистанционную работу способен повысить производительность труда. 78% руководителей ждут негативного влияния нынешнего способа работы на производительность труда.

Переобучение не гарантия

Работодателям придется массово переучивать сотрудников. По данным доклада, компании уверены, что 40% их работников будут нуждаться в переобучении уже в течение шести ближайших месяцев. К основным навыкам, которыми должны овладеть работники к 2025 г. , относятся: критическое мышление, умение анализировать и находить комплексное решение проблем, навыки самоуправления и активного обучения, стрессоустойчивость и гибкость.

По данным опроса, в этом году в 5 раз выросло число работодателей, которые предоставляют работникам возможность обучаться онлайн, и в 9 раз выросло число тех, кто обучается онлайн по госпрограммам. При этом сотрудники, сохранившие работу, больше внимания уделяют личностному развитию. А потерявшие работу сосредоточиваются на обучении цифровым навыкам: они изучают анализ данных, информатику и информационные технологии.

Тем не менее возможностей для переподготовки сейчас стало меньше, чем раньше. Это относится и к тем, кто продолжает работать по профессии, и к тем, кто рискует потерять работу из-за коронакризиса и цифровизации. Работники, которые сохранят рабочие места, скорее всего, в течение пяти лет поймут, что доля новых навыков в их работе теперь доходит до 40%. Значит, вероятность, что переподготовка решит проблемы поиска новой работы или сохранения старой, уменьшится.

Почти 17% опрошенных работодателей сомневаются в возврате инвестиций в образование сотрудников. Хотя большинство (66%) рассчитывает окупить вложения.

В среднем работодатели надеются, что к 2025 г. квалификацию повысит более 70% сотрудников. С помощью переобучения работодатели также надеются перераспределить внутри организаций почти 50% работников, чьи позиции были сокращены из-за автоматизации и расширения производства.

Меньше автоматизации, больше удаленки

По данным доклада ВЭФа, сейчас 76,9% компаний по всему миру готовы оставить своих сотрудников на удаленном режиме работы, 73,1% собираются ускорить цифровизацию бизнес-процессов, 57,7% ускорят автоматизацию, а 38,5% ускорят организационную трансформацию. В России выше доля перешедших на дистанционную работу – 80,6%. Однако российский рынок труда, по данным опросов ВЭФа, отстает по темпам автоматизации и организационных реформ: только 47,2% респондентов сообщили о повышении уровня автоматизации (на 10 п. ниже, чем в мире), 30,6% – об ускорении организационных преобразований (на 8 п. меньше).

Цифровые навыки населения России оцениваются в 66% по шкале в 100%, а навыки, нужные для бизнеса, – в 59,2%. Это хуже, чем в США, где уровень цифровых навыков населения оценивается в 69,4%, а навыков, нужных для бизнеса, – в 69,7%.

В России в структуре занятости значительное место занимают специалисты высшего и среднего уровня квалификации, но также велика доля простых профессий, таких как продавцы, водители, охранники, говорит Владимир Гимпельсон, директор Центра трудовых отношений Высшей школы экономики. По словам Гимпельсона, цифровизация рождает спрос на высококвалифицированных айтишников, но не уничтожает нерутинные малоквалифицированные рабочие места, а страдает сегмент средней квалификации, поскольку автоматизация заменяет рутинный труд. В пандемию, рассуждает он, в России вырос спрос на курьеров, при этом сохранялся спрос на квалифицированных программистов, но резко сократился запрос на специалистов среднего звена. Это может быть проявлением поляризации рынка труда, вызванной цифровизацией, которая ускорена пандемией, говорит он.

Пока спрос на специалистов с новыми цифровыми навыками в России ограничен, несмотря на текущий дефицит, и в основном требуются специалисты традиционных профессий, а доля отраслей будущего в экономике крайне мала, замечает Алексей Праздничных, партнер Strategy Partners и куратор исследования ВЭФа в России. Поэтому многие пока не почувствовали никакого эффекта от переобучения и освоения новых знаний и навыков в пандемию, говорит Гимпельсон. Когда на рынке труда нет спроса на новые компетенции, нет смысла учиться, считает он.

В России стоимость труда насколько низка, что автоматизации труда рабочих (и соответствующих кардинальных изменений на рынке труда) не произойдет еще 15 лет, полагает партнер компании «Экопси консалтинг» Григорий Финкельштейн. Он считает, что всеобщая автоматизация произойдет в России тогда, когда ее уже нельзя будет откладывать, а до этого времени новые цифровые навыки будут нужны не более чем 3–5% работающих россиян.

Сумма технологий

Рынок труда будет меняться под воздействием глобальных демографических трендов, прежде всего старения населения. ООН ожидает, что к 2030 г. людей старше 60 лет впервые в истории будет больше, чем детей до 10 лет. Людей старше 65 лет станет больше на 300 млн человек по сравнению с 2014 г.

Другой глобальный тренд – развитие технологий. В ближайшие 30 лет будут развиваться уже существующие технологии, считает Владислав Бутенко, председатель BCG в России: роботы, беспилотные летательные аппараты, виртуальная реальность и т. Но появятся и новые прорывные технологии, сопоставимые с изобретением лазера, полетами в космос и использованием атомной энергии.

Автоматизация снижает спрос на решение рутинных когнитивных задач, отмечается в «Докладе о переходном процессе» ЕБРР. Медианный риск автоматизации рабочего места в странах ОЭСР эксперты ЕБРР оценили в 48%, в России – в 49%. По мнению главного экономиста ЕБРР Сергея Гуриева, новые рабочие места требуют либо высшего образования, либо настолько низкооплачиваемого рутинного труда, что его нет смысла автоматизировать. Лишними из-за автоматизации к 2030 г. станут 400 млн человек – это 15% всех рабочих мест в мире, подсчитал McKinsey Global Institute (MGI). Установка каждого дополнительного промышленного робота вытесняет от трех до шести работников, оценивали Дарон Аджемоглу из MIT и Паскуаль Рестрепо из Бостонского университета.

Наиболее уязвимы женщины. Они больше, чем мужчины, рискуют остаться без работы из-за роботизации в ближайшие 20 лет даже при существующих технологиях, говорится в докладе МВФ. Женщины реже решают задачи, требующие аналитических и коммуникативных навыков, реже заняты физическим трудом и, напротив, чаще мужчин выполняют рутинные задачи, не требующие дополнительного обучения.

По прогнозам MGI, рабочих мест станет меньше в банках и страховых компаниях, энергетике и добывающих отраслях, на производстве и в розничной торговле. В банках и страховании технологии изменят процессы одобрения займов и выявления мошенничества, позволят делать целевые предложения клиентам: к 2030 г. будет сокращено 20% рабочих мест.

В энергетике, добывающих отраслях исчезнет 30% рабочих мест. В нефтегазовой отрасли будут внедряться не требующие человеческого труда технологии добычи и перевозки нефти и газа. На производстве 46% занятости приходится на монотонный ручной труд: конвейерную сборку, подачу материалов на станки, управление упаковочными машинами. Половина таких рабочих мест будет ликвидирована. В розничной торговле будет сокращено 25% работников ручного труда: водителей, упаковщиков, сотрудников, раскладывающих товары по полкам, благодаря кассам самообслуживания, роботам-мерчандайзерам, датчикам и машинному обучению. Станет меньше офисных и складских работников.

В России уровень потенциальной автоматизации занятости ниже, чем в большинстве стран, отмечает координатор центра компетенций по кадрам национальной программы «Цифровая экономика России» Олег Подольский: по уточненной оценке MGI – около 44%, тогда как в среднем по ОЭСР – около 57%. Одна из причин, по мнению Подольского, – высокая неформальная занятость.

В ближайшие 20–30 лет произойдет смена поколений, а вместе со старшим поколением уйдут и старые профессии, говорит Бутенко. Не будет водителей, охранников, уборщиков, поваров, автомехаников, сборщиков на конвейере, электриков, технических контролеров, упаковщиков и многих профессий, прогнозирует MGI.

Самая трагичная судьба ждет белые воротнички средней квалификации, потому что рутинный инженерный труд заменяется наиболее интенсивно: 90% из 70 млн конструкторов и инженеров в мире не будут нужны, предупреждает Александр Кулешов, ректор Сколковского института науки и технологий, а синие воротнички уже давно обречены. Образуется три слоя трудовых ресурсов: востребованная квалифицированная элита, средняя прослойка и работники низкой квалификации, говорит Бутенко. Последним предстоит либо обслуживать машины (снабжать роботов деталями), либо заниматься общественно полезным трудом.

Читать также:  В качестве инструмента электронной коммерции мобильные приложения

Новые рабочие места и профессии

Не все исследователи согласны с тем, что автоматизация и роботизация приведут к всплеску технологической безработицы. Из-за роботизации рынок труда США с 1990 по 2007 г. потерял 360 000–670 000 работников, особенно в обрабатывающей промышленности, но это всего 0,2–0,3%, указывал замдиректора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников в работе «Технологический прогресс – пожиратель рабочих мест?». Если учитывать не только роботизацию, но и компьютеризацию, то внедрение новых технологий обеспечивает рост занятости, оптимистичен он, напоминая о несбывшихся пророчествах техноалармистов о всплеске технологической безработицы. После появления банкоматов они предсказывали полное исчезновение банковских кассиров. Вместо этого их численность в США выросла с 400 000 в 1990 г. до 450 000 в 2016 г. – и это при увеличении количества банкоматов со 100 000 до 425 000. После оснащения касс считывающими устройствами предполагалось, что профессия кассиров в магазинах отомрет. Но и их число возросло с 2 млн до 3,2 млн человек.

По мнению Капелюшникова, к предсказаниям всплеска технологической безработицы едва ли стоит относиться серьезно, поскольку они игнорируют фундаментальный фактор: человечество живет и продолжит жить в условиях ограниченности ресурсов, а потому множество желаний людей остается неудовлетворенным. Повышая производительность, технологический прогресс высвобождает ресурсы, создавая возможности для удовлетворения потребностей, удовлетворить которые раньше люди не могли. А неудовлетворенное желание одного человека есть потенциальное рабочее место для другого. Тотальную замену людей машинами можно представить себе только в ситуации полного удовлетворения всех потребностей, т. в воображаемом мире, пишет Капелюшников.

Так, по оценкам MGI, рост доходов и потребления создаст к 2030 г. 300–365 млн новых рабочих мест в сфере развлечений и досуга, финансов и телекоммуникаций, здравоохранения и образования, а еще 80–130 млн новых мест появится, чтобы было кому обслуживать растущее число стариков.

В 2014 г. Агентство стратегических инициатив выпустило Атлас новых профессий, в нем 186 профессий. Дмитрий Судаков, разработчик атласа, говорит, что в новой редакции будет уже 400 профессий. Примеры: биоэтик, сити-фермер, экопроповедник, технолог по рециклингу летательных аппаратов, менеджер космотуризма, проектировщик нейроинтерфейсов для управления роботами, разработчик образовательных траекторий и тренер по майнд-фитнесу.

По данным MGI, автоматизация не затронет управленцев, экспертов-аналитиков, сотрудников, занимающихся социальным взаимодействием, садовников, людей, ухаживающих за детьми и престарелыми. Из-за роста спроса на энергию и воду на 50 и 40% соответственно будут созданы новые рабочие места в производстве альтернативной энергии, переработке мусора и использовании вторичных ресурсов, ожидают эксперты PwC.

Условия труда

Операционная модель бизнеса изменится, предсказывает руководитель практики бизнес-консультирования PwC Михаил Магрилов из PwC. Сейчас миллионы людей едут на работу в бизнес-центры, получают зарплату, премии, фиксированный отпуск. Этой уравниловки больше не будет – новая экономика создает условия для гибкой занятости.

Понадобится меньше работников с полной занятостью и больше – с частичной. Это могут быть студенты, молодые мамы, надомники, которые работают только на одного или нескольких работодателей. Львиная доля бизнес-функций, не создающих для компаний явного конкурентного преимущества, будет выведена на аутсорсинг: бухгалтерия, HR, IT, юристы, закупки, анализ данных, уверен Магрилов. Гарантированные рабочие места, предполагающие социальные льготы, пенсионные взносы, высокую причастность к делам компании, уйдут в прошлое. Работодатели сэкономят на фрилансерах до 60% фонда оплаты труда. Уже через 15–20 лет в отраслях с проектным принципом 70% работы будут выполнять фрилансеры, а численность постоянного персонала будет составлять 10–15% от нынешней.

В течение 5–7 лет будут отлажены технологии виртуальной реальности для бизнеса, убежден Магрилов. Сейчас 30–80% времени топ-менеджеров уходит на организационные вопросы и закупки, в будущем свое дорогое время они будут тратить на продажи, разработку стратегии и новых продуктов. Технологии перестанут работать с физическими объектами – они будут взаимодействовать с цифровыми двойниками реальных фабрик и оборудования.

На рынок труда повлияет смена поколений, говорит Магрилов. Для молодежи не очень важно владеть квартирами, автомобилями и прочим имуществом, корпоративная карьера и работа полного дня ей малоинтересны. В поисках лучшей жизни и возможностей развития работники будут ездить по всему миру. Но появятся и новые центры сосредоточения талантливых людей, подобные Кремниевой долине, полагает Бутенко: образуются элитные поселения и гетто.

Подборка кадров и образование

Подбор кадров станет более гибким. Магрилов предсказывает расцвет экспертных онлайн-платформ с десятками тысяч экспертов, среди которых можно будет найти любого специалиста вплоть до вышедшего на пенсию главного инженера металлургического комбината, живущего в Зимбабве. Такие платформы активно развиваются уже сейчас, крупнейшая – американская GLG с оборотом около $350 млн в год – объединяет 500 000 экспертов.

75–375 млн работников

во всем мире (3–14% занятых) к 2030 г. , по оценкам MGI, придется сменить специальность из-за автоматизации, цифровизации, роста применения искусственного интеллекта и машинного обучения.

С помощью искусственного интеллекта компании будут активно использовать предиктивные модели оценки кандидатов, говорит Ксения Мартынова, управляющий директор управления привлечения и отбора талантов Сбербанка, это позволит подбирать наиболее подходящих сотрудников и уменьшить текучесть кадров. Непрерывно меняющиеся технологии усилят спрос на постоянное переучивание и повышение квалификации сотрудников. А мониторинг эмоционального состояния сотрудника с помощью искусственного интеллекта станет обычным делом, уверена Мартынова.

Юрий Дорфман, партнер компании Cornerstone, считает, что система обучения радикально изменится. Человек будет отвечать за стратегию, дизайн обучения, а само обучение будут проводить машины и в режиме онлайн. Вживление чипов с базами знаний, как в современных фантастических романах, вполне возможно в перспективе 20–30 лет, полагает эксперт. 70% работников не откажутся от приема медицинских препаратов для стимулирования умственной и физической активности, если это повысит перспективы их занятости, показал международный опрос PwC, в котором приняло участие более 10 000 человек.

Резко вырастет спрос на онлайн-образование со стороны взрослых работающих людей, ожидает ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов: требования к профессии быстро меняются и времена, когда знаний, полученных в институте, человеку хватало до пенсии, остались в прошлом. Образование будет непрерывным, считает Магрилов, возможность образования станет частью системы вознаграждения, важным неденежным бонусом. А деньги будут иметь меньшее значение, нежели сейчас, – все большую роль будут играть услуги и качественные продукты питания.

Кулешов сомневается, что всем представителям умирающих профессий удастся сменить рутинную специальность на более творческую. Человеку может просто не хватить способностей: человек стал слесарем не потому, что захотел стать слесарем, а потому, что не может быть математиком и профессором, убежден ректор «Сколтеха». Общество легко может прокормить лишних людей, но не может их занять и это огромная проблема, предупреждает он, и чем дальше, тем больше будет таких людей.

Привычка свыше нам дана

Во время пандемии онлайн-платформы пережили бурный рост: люди стали массово покупать товары в сети. За 2020 г. у крупных онлайн-ритейлеров, таких как Amazon, продажи в Великобритании выросли на 51% до $26,5 млрд. Россия не стала исключением из тренда. По данным Data Insight, объем российского рынка электронной коммерции в 2021 г. достиг 4,3 трлн руб. , увеличившись на 52% по сравнению с 2020 г.

Возросшая популярность онлайн-платформ привлекла не только потребителей, но и бизнес. Платформы превратились в цифровую среду, где можно решить любую задачу – от поиска работы либо сотрудников и выбора заказчиков или исполнителей услуг до продажи либо приобретения необходимых товаров. Изменение рыночных условий в начале 2022 г. и последовавшее за ним сокращение числа площадок, которые активно использовались предпринимателями для продвижения, только усилили концентрацию бизнеса вокруг российских интернет-платформ. Для многих представителей МСБ они стали фундаментом для продолжения работы и привлечения новых клиентов.

Какая квалификация требуется для работы в сфере электронной коммерции

«Авито» в числе первых отечественных онлайн-платформ отреагировал на изменение экономической ситуации, запустив комплексную программу поддержки клиентов – как частных продавцов и покупателей, так и профессиональных предпринимателей. «Цель «Авито» как платформы для бизнеса – поддерживать малое и среднее предпринимательство, а также крупный бизнес. Мы готовы постоянно обновлять и расширять планы по поддержке клиентов в тех категориях, где это наиболее необходимо. Мы продолжим развивать нашу площадку, чтобы дать предпринимателям и партнерам полезный инструментарий и уверенность в завтрашнем дне», – заявил в марте генеральный директор «Авито» Владимир Правдивый. Тогда наличие собственной IT-инфраструктуры внутри страны помогло «Авито» справиться с активным ростом трафика, обеспечив защиту от DDoS-атак, сохранность персональных данных от потенциальных утечек, а также стабильность и работоспособность всех сервисов для продавцов и покупателей.

Почти за пять месяцев 2022 г. интенсивность размещения новых объявлений пользователями на платформе возросла практически в 1,5 раза по сравнению с 2021 г. В середине мая «Авито» зафиксировал рекордное количество размещенных объявлений среди частных продавцов и компаний – более 100 млн объявлений, а в конце мая был установлен новый рекорд – почти 1 млн размещений новых объявлений в день.

E-com – двигатель торговли

По данным исследования Российской ассоциации электронной коммерции (РАЭК), проведенного в мае 2022 г. , более 80% компаний сегмента МСБ используют для развития бизнеса e-com площадки и/или средства интернет-коммуникаций – соцсети, мессенджеры, корпоративные сайты и видеохостинги.

По статистике «Авито», ежедневная аудитория платформы превышает 22 млн пользователей по всей стране, это более чем на 30% выше, чем годом ранее. Значительно выросла частота использования платформы: с января по май 2022 г. количество людей, которые пользуются «Авито» в ежедневном режиме, увеличилось на 20%. Количество активных объявлений на «Авито» в мае превысило 100 млн объявлений, что на 20% больше показателя начала этого года. Количество заказов с доставкой в апреле 2022 г. увеличилось в 7 раз год к году: каждый день на «Авито» происходят десятки тысяч сделок с доставкой.

Сокращение числа доступных цифровых площадок для МСП сделало выбор в пользу определенного онлайн-канала более осознанным, отмечается в исследовании РАЭК. Бизнес не просто ускорил переход в онлайн – он выбирает между различными платформами, руководствуясь важными для него критериями: наличие ориентированной на покупки аудитории, удобство пользования сервисом и стоимость продвижения – по этим параметрам более 60% респондентов назвали «Авито» приоритетным каналом для развития бизнеса в e-com.

SimilarWeb называет «Авито» крупнейшей российской онлайн-платформой для коммерции. В «Авито» отмечают, что понимают важность обеспечения национальной цифровой безопасности, поэтому все данные остаются на хранении на локальных серверах в соответствии с российским законодательством. Компания работает на отечественной IT-инфраструктуре и управляется из России. Основной задачей для опытной команды профессионалов в области IT-безопасности, модерации и поддержки остается сохранение стабильности работы платформы, поэтому в компании продолжают тестировать различные сценарии на случай изменения нагрузки на ресурсы «Авито». Ежегодно компания тратит более 3 млрд руб. на развитие системы безопасности платформы.

Расширение функционала российских площадок также мотивирует предпринимателей переключаться на отечественные ресурсы, отмечают аналитики в майском «Анализе цифрового инструментария для продвижения и ведения бизнеса МСП» (часть исследования «Экономика Рунета» РАЭК). Предпринимателям «Авито» дает большое количество возможностей: доступ к широкой аудитории, множество инструментов для продвижения, рекламы и аналитики. Для площадок это станет новыми точками роста, так как они будут стремиться закрыть те функциональные потребности, которые сформировались у МСП за время работы в соцсетях.

«Будет появляться больше сервисов для продавцов: услуги по логистике, системы аналитики продаж, кастомизированные решения для отраслей. Будут эксперименты с различными форматами продвижения», – отмечает Сергей Гребенников, заместитель директора РАЭК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *