Международно-правовая база для контроля за деятельностью иностранных организаций, занимающихся электронной торговлей

Данная работа освещает вопросы правового регулирования электронной коммерции и реформы, проведенные различными странами в период с 2010 г. по 2015. Данная работа рассматривает как материальное, так и коллизионное регулирование, которое включено в систему контрактного права. Целью работы является проведение анализа юридических и научных предпосылок и составление заключения о том, как указанные реформы повлияют на развитие электронной коммерции. Кроме того, в работе приведен анализ различных форм электронной торговли.

Текст работы

(работа добавлена 14 мая 2017 г

ЮНСИТРАЛ подготовила комплект законодательных текстов, позволяющих использовать электронные средства и облегчающих их использование в коммерческой деятельности, ко-торые были приняты более чем в 100 государствах. Наиболее широко принятым текстом является Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле (1996 год), положения кото-рого устанавливают одинаковый режим для информации в бумажном и электронном виде, а также обеспечивают юридическое признание электронных операций и процедур согласно основополагающим принципам недискриминации в отношении использования электронных средств, функциональной эквивалентности и технологической нейтральности. Дополни-тельные положения об использовании электронных подписей содержит Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях (2001 год).

Первым международным договором, обеспечивающим правовую определенность при заключении электронных договоров в международной торговле, является Конвенция Организации Объединенных Наций об использовании электронных сообщений в междуна-родных договорах (Нью-Йорк, 2005 год), которая основана на ранее разработанных текстах ЮНСИТРАЛ.

В недавно принятом Типовом законе ЮНСИТРАЛ об электронных передаваемых записях (2017 год) заложены такие же принципы, чтобы обеспечить возможность использо-вания в электронной форме оборотных документов и инструментов, таких как коносамен-ты, переводные векселя, чеки, простые векселя и складские квитанции, и при этом упро-стить их использование.

В 2019 году ЮНСИТРАЛ одобрила публикацию Комментариев по основным вопро-сам, связанным с договорами об облачных вычислениях, продолжив при этом работу над новым документом об использовании и трансграничном признании электронных услуг по управлению идентификационными данными (услуги УИД) и услуг аутентификации (удо-стоверительные услуги).

В сотрудничестве с другими организациями ведется обширная работа по правовым вопросам, связанным с содействием развитию систем «единого окна» и безбумажной тор-говли. В результате совместной работы с ЭСКАТО в этой области, в частности, было раз-работано онлайновое Руководство по оценке готовности к трансграничной безбумажной торговле.

В связи с последними достижениями в области информационно-коммуникационных технологий и появлением новых технологий в цифровой торговле возникают новые право-вые вопросы. Соответственно, ЮНСИТРАЛ продолжает усилия, направленные на легализа-цию использования новых технологий, таких как искусственный интеллект, операции с данными, цифровые платформы и цифровые активы, в том числе в связи с другими обла-стями деятельности, такими как урегулирование споров, обеспечительные интересы, несо-стоятельность и международная перевозка грузов, а также, в более общем плане, цифровая торговля.

Международно-правовая база для контроля за деятельностью иностранных организаций, занимающихся электронной торговлей

Библиографическое описание

Проблема коллизионного регулирования сделок в Интернете

Михеев Александр Александрович, студент

Саратовская государственная юридическая академия

Развитие компьютерных технологий является прямым следствием увеличения числа сделок, осложнённых иностранным элементом. Если отношения в тот или иной момент осложняются иностранным элементом, то непременно возникает вопрос о проблеме применимого права к таким правоотношениям.

В настоящее время не выработано единых подходов к коллизионно-правовому регулированию электронной торговли как на международном, так и на национальном уровне. Поэтому весомое значение имеют доктринальные подходы, которые впоследствии могут воплощаться в нормы права.

Поэтому представляется целесообразным выделение системы коллизионного регулирования опосредующую именно электронные торговые отношения, с выделением классической — «lex venditoris» (право страны продавца) и специальной коллизионной привязки «lex electronica», включающей право страны регистрации доменного имени и право страны сервера.

Обозначенную модель отношений в сфере электронной торговли необходимо закрепить на уровне международного договора, который унифицировал бы решение вопросов коллизионно-правового регулирования отношений, возникающих в сети Интернет.

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что регулирование внешнеэкономических электронных сделок может осуществляться с помощью существующих коллизионных норм, но необходимо учитывать специфика данных правоотношений, поэтому и необходимо создать единообразный подход коллизионному регулированию таких сделок на международном уровне.

  • Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (в ред. Федерального закона от 3 июля 2016 г. № 236-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. — 2001 г. № 49. Ст. 4552; 2016. — № 27 (Часть I), ст. 4169
  • Козинец Н. В. Проблема коллизионно-правового регулирования отношений, возникающих в сфере трансграничной электронной торговли. // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. — 2015. — № 6. — С. 65–70.
  • Гетьман-Павлова И. В.. Международное частное право: учебник / И. В. Гетьман-Павлова — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Эксмо, — 2011. — 640 с.

Основные термины (генерируются автоматически): электронная торговля, обозначенный контекст, отношение, продажа товаров, страна места деятельности продавца, доменное имя, иностранный элемент, информационная система продавца, коллизионно-правовое регулирование, коллизионное регулирование.

В статье приводится анализ основных подходов зарубежных государств к решению проблемы правового регулирования субъектов электронной коммерции, анализируются подходы их налогообложения

Ключевые слова: Интернет, право, сеть Интернет, электронная коммерция, электронный рынок

Создание глобальной сети интернет повлияло на все сферы жизни общества, в том числе и на развитие предпринимательской активности по реализации товаров, работ и услуг с её использованием. Нельзя не отметить тот факт, что рынок электронной коммерции вырос также благодаря увеличению доступности устройств, позволяющих совершать покупки из любой точки земного шара в любое доступное время.

Решение указанных задач в зарубежном законодательстве осуществляется в рамках трёх основных подходов к правовому регулированию деятельности субъектов электронной коммерции.

Государства, занимающие лидирующие позиции в области новых информационных технологий (США, Япония, Канада, Южная Корея, Австралия и др. ) полагают необходимым установление в мире режима невмешательства (или минимального вмешательства) государств в электронный сегмент экономики с целью максимизации развития субъектов от использования экономического потенциала сети. На ранних этапах развития интернет технологий, в некоторых из этих стран, даже существовал мораторий на введение налогообложения субъектов электронной экономической деятельности.

Читать также:  В списке 25 книг, написанных экспертами по электронной коммерции и маркетингу

Со временем в указанных государствах были введены различные налоги для электронного сегмента экономики.

Так, например, в 2018 году Верховный суд США пересмотрел своё решение 1992 года, в соответствии с которым власти штата не имеют права взимать налог с покупки в том случае, если продавец не имеет физического присутствия на территории этого штата.

Государства — члены Европейского Союза используют иной подход. Они заинтересованы в скорейшем устранении пробела налогообложения в сфере электронной экономической (хозяйственной) деятельности, строят внутреннюю и внешнюю налоговую политику на основе концепции максимального государственного регулирования электронных экономических отношений, исходя из своих бюджетных и налоговых интересов.

Внутренняя и внешняя политика в области электронной экономической (хозяйственной) деятельности исходит из понимания того, что взимание налогов с оборотов коммерческих сделок, осуществляемых в глобальной сети Интернет может стать в перспективе важной, а на определенной стадии развития мировой электронной экономики — важнейшей статьей пополнения как национального бюджете этих государств, так и консолидированного интеграционного бюджета Европейского Союза. При этом, для достижения поставленных задач предлагаются различные налогово — правовые конструкции.

Например, эксперты бельгийского Эшмановского института предлагают «ввести так называемый «побитовый налог» — поставить счетчики и взимать деньги за объем переданной информации (трафик), точнее «перекачанных битов», независимо от того, какие сведения они предоставляют и предоставляют ли вообще. По сделанной в свое время оценке бельгийского министерства коммуникаций, при ставке такого налога 1 доллар за 100 мегабит налоговые поступления этой страны могли составить порядка 10 миллиардов долларов в год.

Во Франции для целей последующего налогообложения субъектов электронной экономической (хозяйственной) деятельности рассматривается возможность обязательной государственной сертификации торговых Интернет — компаний. В докладе комиссии по финансам Национального собрания Франции предлагается ввести специальный «опознавательный знак», которым отмечались бы те торговые Интернет — компании, которые предлагают достаточные гарантии налоговой прозрачности и технологической безопасности при осуществлении платежей с использованием банковских карт.

Государства, политические системы которых не являются демократическими (или могут считаться токовыми лишь отчасти), в первую очередь Куба, Китай, Монголия, Иран, Афганистан и др. , реализуют концепцию максимального контроля над информационными (а не над экономическими) отношениями в глобальной компьютерной сети Интернет. Электронные экономические отношения рассматриваются не с точки зрения налоговой политики, а сквозь призму общегосударственной политики. Среди зарубежных ученых — специалистов в области информационного права существует достаточно распространенное мнение, что широкое предоставление доступа к информации, распространяемой с использованием сети Интернет, ведет к развитию свободы слова и демократии. Поэтому большинство американских исследователей предрекали неминуемый крах политических режимов рассматриваемых государств по мере «проникновения» новых информационных технологий на территорию таких государств.

В государствах этой группы используются различные стратегии для контроля над информационными и экономическими процессами в глобальной компьютерной сети Интернет. Так, в Китае правительство поощряет желание своих граждан выходить в сеть, при этом, тщательно контролируя чаты и веб — страницы.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  • На сегодняшний день не существует универсального способа решения вопроса налогообложения субъектов электронной коммерции. Все существующие подходы имеют как положительные, так и отрицательные стороны
  • В Российской Федерации необходимо оправданно придерживаться концепции максимального невмешательства, Российский интернет можно считать одним из наших национальных достоинств, а вмешательство государства, особенно в соответствии с концепцией максимального контроля, которой в настоящее время следует Правительство РФ, к сожалению, может лишь усугубить ситуацию и привести в лучшем случае к замедлению развития, а в худшем к полной стагнации его развития.
  • При формировании законодательной базы электронной коммерции необходим комплексный подход для регулирования экономики электронного сегмента рынка.

Основные термины (генерируются автоматически): электронная коммерция, Интернет, государство, ITU, глобальная компьютерная сеть, глобальная сеть, Европейский Союз, максимальный контроль, Российская Федерация, электронный сегмент экономики.

Правовые тонкости электронной коммерции

Файл добавлен05. 2017
Презентация. pdf (220 Кб)

Двенадцатова_эж-Юрист_Правовые тонкости электронной коммерции

Файл добавлен05. 2017
Презентация. pdf (232 Кб)

Ключевые аспекты. Специфика рынка электронной коммерции – его трансграничный характер, так как коммерческая деятельность, по сути, ведется в Интернете, который не знает границ. В связи с этим для бизнес-сообщества, особенно для зарубежного бизнеса, сегодня становится жизненно важным обозначить своего рода красные флажки ведения электронной торговли в России.

Как правило, когда речь идет об интернет-магазинах, ключевыми аспектами, которые необходимо учесть иностранному продавцу, являются:

– размещение онлайн-рекламы;

– защита персональных данных пользователей и вопросы конфиденциальности;

– статус комментариев и отзывов пользователей.

Во-вторых, наличие признаков направленности рекламы на российскую аудиторию (как, например, русскоязычный сайт, возможность оплаты в российских рублях, возможность доставки в Россию) требует дублировать всю информацию на иностранном языке на русский, без изменения содержания, контекста и формы изложения текста. При этом размещенный материал должен быть изложен ясным и понятным языком.

В-третьих, имеет смысл обратить внимание на надлежащий характер рекламы (ст. 5 Закона о рекламе). Значительная часть споров в сфере рекламы и недобросовестной конкуренции в области электронной торговли связана с некорректными сравнениями одного рекламируемого товара с другими (как правило, аналогичными) товарами иных изготовителей или продавцов. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 08. 2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе» указано, что достоверной должна быть информация не только о товаре рекламодателя, но и о продукции конкурента.

Это означает, что положения Закона о рекламе не распространяются на информацию и сведения, размещаемые на веб-сайте компании с исключительно информационными целями. Безусловно, исключением будет являться информация, размещенная для привлечения внимания к тому или иному товару, к примеру всплывающие рекламные баннеры, размещенный на сайте рекламный мини-ролик. Это объясняется тем, что в данном случае сайт выполняет не только информационную, но и рекламную функцию, то есть информация направлена на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Читать также:  Russia’s cross-border e-commerce platform pivots toward yuan to fend off risks

Защита персональных данных пользователей и вопросы конфиденциальности. Когда речь идет об электронной торговле, защита персональных данных пользователей и вопросы конфиденциальности находятся всегда рядом. Правила обработки персональных данных пользователей – то, о чем необходимо помнить владельцам веб-сайтов и интернет-магазинов, в том числе зарубежных. Несмотря на то что Федеральный закон от 27. 2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» допускает обработку персональных данных, если это нужно для исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных, или для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных, ключевым правилом обработки персональных данных здесь выступает согласие субъекта на такую обработку. При этом согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным, так как обязанность по доказыванию получения такого согласия лежит на операторе.

Участники электронной торговли, претендующие выйти на российский рынок, должны учитывать и не так давно принятые правила о локализации персональных данных. Новшества законодательства о персональных данных предусматривают, что первичная обработка персональных данных российских граждан должна происходить в России. В связи с чем зарубежные компании, осуществляющие такую обработку первично, должны использовать базы данных, расположенные на территории России. Трансграничная передача персональных данных российских граждан, первичная обработка которых прошла в России, возможна при условии, что в стране, на территорию которой такие данные передаются, обеспечивается адекватная защита прав субъектов персональных данных.

Контроль за соблюдением требований о локализации и трансграничной передаче персональных данных осуществляет Роскомнадзор, при этом внимание уделено участникам электронной торговли, где обработка персональных данных потребителя происходит на каждом шагу посредством регистрации на сайте или в интернет-магазине, заполнения формы заказа, введения данных при оплате товара (услуги) и т.

В связи с этим рекомендуется принять ряд предупредительных мер, которые позволят минимизировать риски нарушений российского законодательства о персональных данных, особенно если зарубежная компания юридически не ведет коммерческой деятельности в России. К числу таких мероприятий можно отнести, например, разработку положения об обработке персональных данных, назначение ответственного за обработку, разработку формы согласия на обработку персональных данных, получение согласия субъекта на обработку персональных данных каждый раз, когда это предусмотрено российским законодательством.

Дополнительными обязанностями организаторов распространения информации в сети Интернет являются регистрация в реестре посредством подачи уведомления в Роскомнадзор и сотрудничество с российскими правоохранительными органами. Невыполнение требований, предусмотренных введенными в 2014 году антитеррористическими поправками, может повлечь за собой риски блокировки доступа к такому интернет-ресурсу (ст. 4 Закона № 149-ФЗ) и административную ответственность (ст. 31 КоАП РФ), которую можно будет оспорить только в судебном порядке.

Идея информационного пространства, или киберпространства, как особой территории, где живут и действуют люди, возникла в 90-х годах прошлого века, когда стали проявляться тенденции отделения сети Интернет с точки зрения правового регулирования, и получила развитие и распространение в 2000-х годах. Виртуальность пространства сети Интернет кардинально отличает его от физической территории Земного шара, и от территории любого государства, которая может быть измерена и сфотографирована и зафиксирована в документах. В отличие от информационного пространства, территория в международном праве понимается как физический объект, состоящий из суши, моря, недр и воздушного пространства: здесь в принципе действует юрисдикция одного государства. Принцип территориальной юрисдикции государства в пределах ее границ относится к императивным общепризнанным принципам международного и внутригосударственного права и означает исключительные полномочия государства в пределах его территории, запрещающие действие чьих-либо еще властных полномочий на этой территории. Виртуальное пространство сети Интернет, не отделено государственной границей и не подчиняется ничьей исключительной юрисдикции. Таким образом, возникает противоречие между устоявшимися правовыми системами, опирающимися на территориальное размежевание и полномочия государств, и свободой пространства сети Интернет. В самом конце 1990-х годов в западной литературе можно было наблюдать горячий спор о значении и правомерности физических, географически определенных границ и территориального суверенитета в регулировании виртуального пространства. Споры касались в основном того, насколько сеть Интернет не признает или даже разрушает государственные границы, так что к ней невозможно применять общепринятое регулирование, а также о том, могут ли государства правомерно осуществлять свои регулятивные полномочия за пределами территории (экстерриториально), то есть распространять их на всю деятельность в сети. Достаточно популярным было утверждение о том, что для виртуального пространства нужна система норм, отличных от того права, которое регулирует физические, географически очерченные территории, и нужно позволить киберпространству сформировать собственные эффективные правовые институты. Эти споры были направлены на поиск выхода из противоречия между суверенитетом государств и свободным обменом информации в сети Интернет. Однако с течением времени и формированием соответствующего национального и международного законодательства споры прекратились, и основным спорным вопросом осталась только правомерность решения споров об экстерриториальной юрисдикции. В первое десятилетие XXI века, государства ввели в действие немало законодательных актов, касающихся деятельности в сети Интернет. Сегодня эта сфера регулируется как национальным законодательством, так и международными договорами. Одним из глобальных регуляторов мировой торговли является Всемирная торговая организация (ВТО), созданная с целью либерализации международной торговли и регулирования торгово-экономических отношений государств-членов. Значение этой организации определяется тем, что ВТО – главный регулятор единого мирового рынка торговли, к формированию которого привела глобализация мировой экономики, а также ее фактическая универсальность: по состоянию на сентябрь 2020 года в эту организацию входит 164 государства, в том числе все крупные государства. В 1996 году на Первой министерской конференции государств-участников ВТО была принята Декларация о торговле в области информационных технологий. В мае 1998 года Конференция министров ВТО приняла Декларацию об электронной коммерции, а в сентябре того же года Генеральный совет принял Рабочую программу по электронной коммерции. В период подготовки документов ВТО встал вопрос о том, как следует сочетать принципы ВТО, требующие равенства всех игроков на рынке, с решениями, которые принимаются в рамках региональных интеграционных объединений и которые создают преференциальные условия для государств-участников таких региональных объединений. В 2000 году состоялось подписание Окинавской хартии глобального информационного общества. На саммите государств «Большой восьмерки» в 2001 году был подписан план действий, цель которого заключалась в устранении так называемого цифрового неравенства. В 2013 году состоялась Девятая министерская конференция ВТО, по итогам которой государства-участники подписали так называемый «Балтийский пакет». Электронная коммерция была признана одним из пяти направлений, по которым должна осуществляться постоянная работа. В январе 2019 года на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе 70 стран-членов Всемирной торговой организации (ВТО), договорились о запуске процесса переговоров по электронной коммерции с целью разработки международных правил для ее регулирования. Среди основных мероприятий, предлагались: преодоление барьеров, препятствующих трансграничной торговле, борьба со спамом, гарантии подлинности электронных договоров и электронных подписей, а также полный запрет таможенных пошлин на электронные операции. Помимо ВТО многие другие международные организации и объединения участвуют в разработке норм управления сетью Интернет и электронной коммерцией. Однако особое место в этом процессе занимает ОЭСР. В эту организацию входит 35 государств, которые считают себя приверженными демократической формы правления и рыночной экономики. На их долю приходится около 80% мирового валового продукта. В 1997 году в рамках ОЭСР была впервые создана группа экспертов по электронной коммерции (торговле), которая составила первый доклад о перспективах ее развития и о правовых рамках, которые должны быть для этого созданы. В дальнейшем такие доклады публиковались регулярно. В 1998 году был сформулирован первый План действий в направлении электронной коммерции, в котором были предложены принципы и условия ее налогообложения. В дальнейшем рамки политики по регулированию электронной коммерции постоянно дорабатывались и уточнялись. Разработка данного типового закона была попыткой гармонизировать юридические положения, которые могут быть включены в национальное законодательство различных государств, предоставив законодателю основные положения, на которых может формироваться нормативно-правовая база. Наряду с этим такой подход не ограничивал законодателей и предоставлял им значительную свободу действий. Целый ряд государств (ЮАР, Китай, Канада, Колумбия, Соединенное Королевство Великобритании, США, Индия, Иран и др. ) использовал этот типовой закон в процессе разработки национального законодательства в сфере электронной коммерции. В других государствах были применены его базовые принципы. В 2005 ООН была принята Конвенция об использовании электронных сообщений в международных договорах. Цель Конвенции – содействовать использованию электронных сообщений в международной торговле путем обеспечения того, чтобы контракты, заключенные с использованием электронных средств, и сообщения, обмен которыми осуществляется с использованием электронных средств, были действительными и подлежали выполнению в той же степени, как и их традиционные бумажные эквиваленты. В Европейском союзе электронная коммерция имеет соответствующее нормативно-правовое обеспечение, которое характеризуется такими чертами как вертикальная и горизонтальная интегрированность (на уровне регулирующих органов ЕС и национального законодательства участников союза), а также функциональная направленность (имеет базовые и секторальные рычаги воздействия). Система правового регулирования электронной коммерции в ЕС начала формироваться во второй половине 90-х гг. ХХ века. Предпосылками для унификации и гармонизации регуляторного влияния в сфере электронной коммерции на всей территории общего рынка Европейского союза стали две группы системообразующих факторов. Первая группа факторов была связана с глубинными процессами технологизации всего спектра хозяйственной деятельности европейских стран, вытеснением наличных расчетов из сферы розничной торговли, популяризацией банковских карт и появлением первых электронных денег, бурными темпами роста количества активных пользователей сети Интернет, а также его проникновением во все сферы общественного воспроизводства. Вторая группа факторов заключалась в необходимости упорядочения трансграничных электронных расчетов и платежей как экономического базиса функционирования единого экономического пространства ЕС. В результате воздействия этих групп факторов, в течение 1999-2001 гг. Европейской комиссией были разработаны законодательные акты, такие как Директива об электронных подписях, Директива об электронной коммерции, а также Директива об информационном обществе, которые сформировали основной организационно-правовой базис для функционирования системы электронной коммерции на территории ЕС. Следует отметить, что указанные директивы должны были решить широкий спектр сложных задач связанных со становлением и дальнейшим функционированием системы электронной коммерции на Едином внутреннем рынке ЕС, в частности: регулирование прав и обязанностей провайдеров; установление соответствия единым стандартам сообщений; унификация категорий электронных продуктов и электронных услуг; устранение технических барьеров и юридических препятствий, возникающих при трансграничной электронной торговли; становление единой системы защиты авторских прав и др. Кроме этого, важные вопросы функционирования рынка электронной коммерции были урегулированы Директивой об осуществлении надзора за предпринимательской деятельностью учреждений в сфере электронных денег (2000 г. ), Директивы по обработке персональных данных и охраны тайны частной жизни в секторе электронных коммуникаций (2002 г. ), а также Директивой о финансовых услугах (2002 г. Таким образом, за последние десятилетия в сфере международного правового регулирования электронной торговли на уровне интеграционных объединений и международных организаций была сформирована соответствующая нормативная база. Однако стремительное развитие технологий и инструментов электронной коммерции, внедрение новых бизнес-моделей приводит к появлению более сложных трансакций и ставит перед международными регуляторами все новые и новые задачи. В сегодняшнем быстро меняющемся и взаимозависимом мире регулирующие структуры сталкиваются с новыми проблемами, не только в решении вопросов, связанных с цифровыми нарушениями, но и в обеспечении того, чтобы возможности и преимущества электронной коммерции могли быть наиболее эффективно реализованы и совместно использованы. Эффективное регулирование электронной коммерции и обеспечение открытости рынка требуют не только устранения барьеров для электронной сделки, но и затрагивают всю цепочку создания стоимости, включая логистику и базовые средства цифрового производства и распространения (оборудование, телекоммуникации, ПО). Поэтому регуляторам из разных стран следует активнее взаимодействовать друг с другом на международном уровне для обеспечения согласованности своих действий и подходов.

Читать также:  Лекции по электронной коммерции представлены в этой статье. Бизнес-процедуры и покупки в Интернете

Международно-правовая база для контроля за деятельностью иностранных организаций, занимающихся электронной торговлей

Список использованных источников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *