Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

ВЭФ 

03 сен 2021, 05:30

Близкие к Кремлю эксперты поставили Россию выше КНР в цифровом рейтинге

Индекс «Диалога» показывает состояние инфраструктуры и проблемы восприятия цифровых услуг в обществе. «Цифровой скачок» приводит к кризисам в различных сферах, говорит гендиректор АНО «Диалог» Алексей Гореславский

Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

Эксперты АНО «Диалог» разработали модель индекса для оценки готовности жителей 51 страны к развитию цифровых услуг, следует из сообщения организации, которая составила Международный индекс готовности общества к цифровизации и представила его в пятницу, 3 сентября, на Восточном экономическом форуме (ВЭФ).

Индекс, объясняют в «Диалоге», разработан для оценки готовности общественных институтов и государств к опережающей цифровизации.

Россия занимает 27-е место в рейтинге стран по уровню цифровизации и соседствует с Китаем (28-е место) — у обеих стран высокий уровень развития цифровых технологий, говорится в поступившем в РБК сообщении АНО «Диалог». При этом по уровню готовности населения к цифровизации ни одна из 51 страны не достигла очень высокого, согласно концепции индекса «Диалога», показателя. Лидерами рейтинга открытости общества к развитию цифровых услуг стали Япония и Эстония с показателем 77, на третьем месте — Исландия (76). Индекс России составил 61.

Как пояснила РБК руководитель отдела социологии АНО «Диалог» Елена Удалова, при создании индекса использовались данные Всемирного банка и Международного союза электросвязи (о наличии или отсутствии доступа в интернет в той или иной стране, о размере аудитории интернета, о наличии площадок для коммуникации власти с населением, госуслуг в электронном виде и т.п.). Кроме того, АНО оценивала, как пользователи воспринимают использование цифровых услуг.

Для этого был проведен онлайн-опрос среди российских пользователей старше 18 лет (в нем участвовали 1,3 тыс. респондентов). Например, более половины (51%) пользователей социальных сетей в России положительно оценили влияние цифровых технологий, связанных с государством, на свою жизнь. Наиболее высоко оцениваются онлайн-госуслуги (71%).

Онлайн-опросы, говорит Удалова, являются репрезентативным методом обратной связи — в процессе получения данных были соблюдены требования по представительности.

«Любые попытки искусственно повлиять на данные, а также любые варианты манипуляции с опросом невозможны на техническом уровне и исследования защищены путем внедрения многоступенчатых проверок на валидность данных», — утверждает она.

По словам Удаловой, в дальнейшем планируется доработать методологию и сделать ее открытой, «чтобы другие страны тоже могли посчитать свой уровень готовности к цифровизации и понять узкие места, требующие доработки». Предполагается, что индекс будет рассчитываться для 51 страны, которые являются членами хотя бы одной из следующих организаций: ОЭСР, СНГ, БРИКС.

По словам гендиректора «Диалога» Алексея Гореславского, сотрудники АНО ежедневно сталкиваются с проблемами восприятия и неготовностью общества к высоким темпам цифровизации. «Цифровой скачок приводит к возникновению кризисов в разных сферах, поэтому мы решили изучить этот феномен, посмотреть на опыт других стран и выработать методику для определения барьеров цифровой трансформации на уровне общества. Идея индекса готовности к цифровизации состоит в том, чтобы оценить текущий уровень развития цифровизации вместе с восприятием его гражданами в конкретной стране», — сказал Гореславский. При этом он подчеркнул, что индекс учитывает не только объективные показатели или данные статистики, но и «принятие, непосредственное использование цифровых продуктов и доверие общества процессу цифровой трансформации в целом».

В рейтинге «Диалога» Россия оказалась на более высокой позиции, чем, например, во Всемирном рейтинге цифровой конкурентоспособности (World Digital Competitiveness Ranking), который рассчитывается Международным институтом управленческого развития (International Institute for Management Development, IMD) для 63 стран. В нем Россия в 2020 году заняла 43-ю позицию. Лидерами были США, Сингапур, Дания, Швеция и Гонконг. Этот рейтинг учитывает готовность разрабатывать и внедрять новые технологии; регуляторную среду, возможность инвестиций и другие факторы для развития технологий; а также уровень готовности страны к цифровой трансформации.

АНО «Диалог» занимается цифровизацией обратной связи власти с жителями по всей стране. Гендиректор организации Алексей Гореславский до этого занимал пост замначальника управления Кремля по общественным проектам.

Лидерами цифровой экономики становятся государства, реализующие системные планы в этой сфере. России для успеха необходимо прежде всего устранить цифровое неравенство между регионами.

Критерии, по которым составляются многочисленные рейтинги цифрового развития стран, сильно разнятся. Например, Международный рейтинг конкурентоспособности в цифровой среде бизнес-школы IMD 2018 года отдал преимущество США, Сингапуру, Швеции, Дании и Швейцарии (у РФ — 40-е место), а в Глобальном индексе сетевого взаимодействия Huawei 2018 года лидируют США, Сингапур, Швеция, Швейцария и Великобритания (РФ — 36-я), в Международном индексе цифровой экономики и общества (I-DESI) Еврокомиссии, сравнивающем цифровые успехи государств — членов ЕС с показателями 17 стран, не входящих в ЕС, на первых строчках — Южная Корея, Норвегия, Исландия, Швейцария и Япония.

Однако общая черта стран, попадающих в первые строчки рейтингов по диджитализации, — наличие комплексной государственной стратегии в этой сфере.

В России строительство цифровой экономики начинается не с нуля, говорит заместитель руководителя проектного офиса по реализации национального проекта «Цифровая экономика РФ» аналитического центра при правительстве РФ Сергей Лещенко: «У нас довольно развитая информационная инфраструктура, высокий уровень вовлеченности населения в цифровую экономику, достойный уровень развития «электронного правительства», большие образовательные и научные заделы по ряду критически важных направлений: математике, информатике, физике».

Госпрограмма «Цифровая экономика» принята в России в 2017 году. В прошлом году она получила статус нацпроекта, а формирование цифровой экономики, по словам президента Владимира Путина, стало «вопросом национальной безопасности и независимости». С учетом уже заложенных в бюджете средств на развитие цифрового госуправления (820 млрд руб.) и внедрения системы паспортно-визовых документов нового типа «Мир» (114 млрд руб.) общие расходы в цифровую пятилетку 2019–2024 годов составят 1,6 млрд руб. Расходы на «Информационную инфраструктуру» составят 772 млрд руб., «Кадры для цифровой экономики» — 143 млрд руб., «Информационную безопасность» — 30 млрд руб., «Нормативное регулирование цифровой среды» — 1,7 млрд руб.

В 2018 году в индексе развития «электронного правительства» ООН (e-Government Development Index), измеряющем готовность и способность правительств использовать информационно-коммуникационные технологии в целях оказания услуг населению, Россия поднялась на три строчки по сравнению с 2016 годом и заняла 32-е место. Лидер рейтинга Дания совершила еще более стремительный скачок, поднявшись за два года с девятого на первое место. В рейтинге «электронного правительства» в городах Москва заняла первую строчку, опередив Кейптаун и Таллин.

Государству помимо роли регулятора (нацпроект предполагает принятие в 2019 году целого пакета нормативных актов, регулирующих цифровую сферу, включая один из наиболее острых вопросов — доступ к данным) предстоит постепенно стать и крупнейшим поставщиком онлайн-услуг. Этому будут способствовать запуск «цифрового профиля гражданина», отказ от бумажных документов, а также реализация концепции «суперсервисов», предусматривающих в том числе и допуск частного бизнеса к оказанию госуслуг населению.

Вице-премьер Максим Акимов заявил, что в развитии цифровой экономики должны участвовать и регионы. Для них будут разработаны KPI по инвестициям в цифровую экономику. По данным индекса «Цифровая Россия» бизнес-школы «Сколково», разрыв в цифровом развитии регионов уже снижается. Растет и средний балл цифровизации — за год он поднялся с 45,9 до 55,9 пункта. Однако разрыв между десяткой регионов-лидеров (Москва, Татарстан, Санкт-Петербург, Югра, Московская и Тюменская области и др.) и десяткой замыкающих субъектов остается большим — в среднем 46,7%.

«Сложно ожидать одинакового развития в Москве и Норильске, где еще недавно основной доступ в Сеть осуществлялся через спутник», — говорит главный аналитик РАЭК Карен Казарян.

Нацпрограмма как своего рода верхнеуровневый механизм должна связать все звенья цифровой цепочки страны в единую систему, считает эксперт по цифровой экономике РАНХиГС Александр Черкавский.

Лидеры smart-рейтингов

Дания лидирует в рейтинге Еврокомиссии DESI 2018. Стратегия, действующая с 2004 года, предусматривает перевод на цифровые технологии всего госсектора. 95% домохозяйств подключены к интернету, создана сеть телемедицины, а более ста видов услуг власти всех уровней обязаны оказывать в цифровой форме. На реализацию новой стратегии диджитализации до 2025 года государство планирует потратить €134 млн. Власти Дании заключили трехсторонний «технологический пакт» с бизнесом и образовательными институтами для продвижения цифрового и технического образования, запустили первое решение на основе блокчейна для регистрации кораблей и намерены создать национальную сеть 5G.

Норвегия — первая в Digital Evolution Index 2017 компании Mastercard. Страна полностью покрыта сетями 4G (против 84% в среднем по ЕС), 96% населения являются пользователями интернета, 94% пользуются услугами онлайн-банкинга (59% в среднем по ЕС). В 2015 году в Норвегии была создана система Mobile Bank ID, позволяющая гражданам получить онлайн-доступ более чем к 600 услугам, включая специальный электронный почтовый ящик для взаимодействия с властями. Норвегия значительно опережает общеевропейские темпы распространения электронных счетов и облачных вычислений, а система телемедицины в стране считается одной из лучших в мире.

Южная Корея — лидер Международного индекса цифровой экономики и общества (I-DESI) Еврокомиссии. Система электронного правительства формируется в стране с 2001 года. До 2020 года должна появиться возможность получения любой услуги из любого места, с любого устройства и без бумажных документов. $35 млрд было потрачено на создание с нуля первого «умного» города в мире Сонгдо, где вся инфраструктура связана сетью датчиков. В партнерстве корейских властей с ИТ-компаниями создана цифровая «платформа-как-сервис» для госсектора, а перевод госданных в облако позволил сократить расходы и повысить надежность госслужбы.

Сингапур — первый в глобальном индексе кибербезопасности Международного союза электросвязи ООН (International Telecommunication Union) 2017 года. Власти страны с 2014 года реализуют инициативу Smart Nation и обеспечивают необходимую инфраструктуру для стартапов и гражданской инициативы. Платформенные решения и огромный сет открытых данных, которые поставляют 70 правительственных агентств, позволяют отследить и проанализировать любой процесс — от дорожного трафика до вспышек заболеваний. Создана сеть из «умных» датчиков и камер, пронизывающих всю публичную инфраструктуру. 3,3 млн граждан Сингапура используют цифровое удостоверение личности SingPass для моментального доступа к госуслугам.

Экономика 

19 июн 2018, 14:30

Россия обошла Саудовскую Аравию по цифровой конкурентоспособности

Россия поднялась на две строчки в международном рейтинге конкурентоспособности в цифровой среде, составленном швейцарской бизнес-школой IMD. Она обошла Италию и Саудовскую Аравию и занимает 40-е место из 63

Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

Знания есть, а готовности нет

В мировом рейтинге IMD World Digital Competitiveness Ranking 2018 (опубликован на сайте международной бизнес-школы IMD, базирующейся в Лозанне) Россия занимает 40-ю позицию из 63. По сравнению с прошлым годом она поднялась на две строчки, опередив Саудовскую Аравию и Италию (которые ранее занимали соответственно 36-е и 39-е места).

В цифровом рейтинге страны оцениваются по трем категориям — «Знания» (качество обучения, образования и науки), «Технологии» (регуляторная среда, финансовый капитал в ИT-отрасли, состояние интернет- и коммуникационных технологий) и «Будущая готовность» (уровень готовности использовать цифровую трансформацию). Для формирования рейтинга используются в общей сложности 50 критериев, из которых 30 основаны на статистических данных (например, скорость широкополосного доступа в интернет, расходы на исследования и разработки), а 20 — на результатах опросов.

Россия занимает довольно высокую позицию в категории «Знания» (24-я), в двух других дела обстоят хуже — в «Технологиях» она 43-я, в «Будущей готовности» 51-я. Слабые места России — в законодательстве о научных исследованиях и защите прав на интеллектуальную собственность, в уровне финансирования ИT-отрасли (в том числе венчурном капитале) и высоких инвестиционных рисках, а также в «отношении к глобализации» и способности бизнеса адаптироваться к изменениям, считают составители рейтинга.

Читать также:  Какова квалификация для профессии менеджера электронной коммерции?

Первое место в цифровом рейтинге 2018 года заняли Соединенные Штаты, которые годом ранее занимали третью позицию. Они же ранее стали лидером в рейтинге ​​самых конкурентоспособных экономик мира по версии IMD. На вторую строчку опустился Сингапур, возглавлявший предыдущий рейтинг​​. Да​лее идут Швеция, Дания, Швейцария и Норвегия.

Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

Из стран СНГ Россию в рейтинге опережает Казахстан (38-е место): эксперты IMD считают, что он лучше готов к цифровой трансформации. Украина находится на 58-й строчке, замыкает рейтинг 63 экономик Венесуэла.

Нужно больше тратить​

По мнению IMD, рейтинг цифрового развития коррелирует с производительностью труда в стране. Еще лучше производительность коррелирует с фактором будущей готовности. «Похоже, что есть прямая связь между адаптивностью правительства, частного сектора и общества к новым технологиям и производительностью труда», — пишут авторы.

«К сожалению, на текущий момент наша страна действительно не в мировых лидерах. В то же время в прошедшем году руководство страны сделало ставку на развитие в России цифровой экономики, поэтому у нас есть все шансы уже в самое ближайшее время изменить ситуацию», — сказал РБК гендиректор автономной некоммерческой организации «Цифровая экономика» Евгений Ковнир (в составе ее учредителей — МТС, «МегаФон», «Росатом», Сбербанк, «Яндекс», «Ростех»). Он отметил, что на базе АНО «государство и бизнес ведут совместную работу как по развитию кадров, технологий, инфраструктуры, так и по созданию условий для цифровой трансформации экономики страны». Ковнир считает, что это позволит улучшить условия жизни граждан, и, как следствие, отразится в соответствующих рейтингах.

Программа «Цифровая экономика» была принята в июле 2017 года. В мае этого года Минкомсвязь была преобразована в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Как объяснял премьер-министр Дмитрий Медведев, это было сделано «для того, чтобы реализовать ту самую цифровую повестку дня, которой занимается весь мир и которая является абсолютно актуальной и в нашей стране».

Представитель Минкомсвязи отказался комментировать выводы IMD, отметив, что любые подобные рейтинги субъективны. По словам одного из участников рынка, невысокое место России в категории «Технологии» объясняется недостаточным финансированием ИT-отрасли, на которую государство «фактически ничего не тратит», тогда как телекоммуникационные технологии, напротив, хорошо развиты, поскольку в стране высокий уровень проникновения широкополосного доступа в интернет и сетей мобильной связи четвертого поколения (4G). «Чтобы подняться в рейтинге, России надо сконцентрироваться на вложениях в исследования и разработки, а это в существующих экономических реалиях довольно сложно», — сказал собеседник РБК.

Россия заняла 14-е место в топ-20 стран по развитию цифровых технологий, говорится в презентации исследования «Ростелекома» по глобальным трендам цифровизации за 2021-2022 годы, представленной в рамках пресс-завтрака АНО «Цифровая экономика».

Продолжение истории после рекламы

При этом Россия входит в топ-10 стран по научной и изобретательской активности в робототехнике, квантовым технологиям и искусственному интеллекту.

В ходе презентации вице-президент по стратегическим инициативам «Ростелекома» Борис Глазков отметил, что компания не ожидает понижения России в рейтинге в будущем в связи с развитием собственных разработок в области цифровых технологий.

IT-тренды

Также «Ростелеком» представил топ IT-трендов по итогам 2022 года.

Искусственный интеллект (ИИ) уже несколько лет подряд занимает в рейтинге первое место, уточнил Глазков.

ИИ лидирует по интегральному показателю (учитывает количество научных публикаций, патентов и объем инвестиций в технологию). Именно по патентной активности лидирует направление мобильных сетей. Лидером по объему инвестиций стало направление цифровой медицины.

Другими трендами цифровизации в 2022 году стали не менее значимые области — альтернативная энергетика и мобильные сети закрыли тройку лидеров. Четвертое и пятое места заняли цифровое здравоохранение и изучение рака.

В топ-20 также вошли такие категории, как социальные сети, информационная безопасность, робототехника, сети 5G (4G — на 25-м месте), электронная коммерция, компьютерные игры. Кроме того, в топ вошли мобильные платформы, приложения на операционных системах Android и iOS и блокчейн.

Также аналитики «Ростелекома» выделили среди трендов беспилотные автомобили, облачные технологии и спутниковую связь.

Эксперты АНО «Диалог» разработали модель индекса для оценки готовности жителей 51 страны к развитию цифровых услуг, следует из сообщения организации, которая составила Международный индекс готовности общества к цифровизации и представила его в пятницу, 3 сентября на Восточном экономическом форуме (ВЭФ).

Россия занимает 27 место в рейтинге стран по уровню цифровизации и соседствует с Китаем (28 место) — у обеих стран высокий уровень развития цифровых технологий, говорится в поступившем в РБК сообщении АНО «Диалог». При этом по уровню готовности населения к цифровизации ни одна из 51 страны не достигла очень высокого, согласно концепции индекса «Диалога», показателя. Лидерами рейтинга открытости общества к развитию цифровых услуг стали Япония и Эстония с показателем 77, на третьем месте Исландия (76). Индекс России составил 61.

Онлайн-опросы, говорит Удалова, являются репрезентативным методом обратной связи — в процессе получения данных были соблюдены требования по представительности.

«Любые попытки искусственно повлиять на данные, а также любые варианты манипуляции с опросом невозможны на техническом уровне и исследования защищены путем внедрения многоступенчатых проверок на валидность данных», — утверждает она.

Читайте на РБК Pro

Как демографическая яма 1990-х меняет рынок труда прямо сейчас

Чемодан без ручки: почему спустя 16 лет Adidas все-таки продал Reebok

Инфляция накалила экономику США до предела. «Сгорит» ли фондовый рынок

Какие «черные лебеди» могут грозить мировой экономике

По словам Удаловой, в дальнейшем планируется доработать методологию и сделать ее открытой, «чтобы другие страны тоже могли посчитать свой уровень готовности к цифровизации и понять узкие места, требующие доработки». Предполагается, что Индекс будет рассчитываться для 51 страны, которые являются членами хотя бы одной из следующих организаций: ОЭСР, СНГ, БРИКС.

По словам гендиректора «Диалога» Алексея Гореславского, сотрудники АНО ежедневно сталкиваются с проблемами восприятия и неготовностью общества к высоким темпам цифровизации. «Цифровой скачок приводит к возникновению кризисов в разных сферах, поэтому мы решили изучить этот феномен, посмотреть на опыт других стран и выработать методику для определения барьеров цифровой трансформации на уровне общества. Идея индекса готовности к цифровизации состоит в том, чтобы оценить текущий уровень развития цифровизации вместе с восприятием его гражданами в конкретной стране», — сказал Гореславский. При этом он подчеркнул, что индекс учитывает не только объективные показатели или данные статистики, но и «принятие, непосредственное использование цифровых продуктов и доверие общества процессу цифровой трансформации в целом».

В рейтинге «Диалога» Россия оказалась на более высокой позиции, чем, например, во Всемирном рейтинге цифровой конкурентоспособности (World Digital Competitiveness Ranking), который рассчитывается Международным институтом управленческого развития (International Institute for Management Development, IMD) для 63 стран. В нем Россия в 2020 году заняла 43 позицию. Лидерами были США, Сингапур, Дания, Швеция и Гонконг. Этот рейтинг учитывает готовность разрабатывать и внедрять новые технологии; регуляторную среду, возможность инвестиций и др. факторы для развития технологий; а также уровень готовности страны к цифровой трансформации.

Международная страховая компания Euler Hermes опубликовала обновленный рейтинг стран по уровню цифровизации и определила, какое место в нем занимает Россия. Копия исследования есть в распоряжении «Ленты.ру».

115 стран мира оценивались по пяти параметрам: регуляторная среда для бизнеса, экосистема знаний, качество подключения, инфраструктура и размер рынка. Первые три места заняли США, Германия и Дания.

Аналитики особо отметили Китай, который за три предшествующих пандемии коронавируса года сумел подняться с 17 на 4 место в рейтинге, но КНР все еще необходимо повышать цифровые навыки своего многочисленного населения. Россия по состоянию на 2020 год находилась в рейтинге на 38 месте из 115, между Таиландом и Кипром. В прошлом рейтинге страна занимала 37 место.

Эксперты установили, что страны с благоприятными условиями для цифровизации оказались более устойчивыми к экономическому шоку, вызванному пандемией COVID-19. «Можно предположить, что цифровизация играет роль амортизатора экономического шока. В экономическом смысле это можно интерпретировать следующим образом: те страны, условия в которых в большей степени способствовали цифровизации компаний, вероятно, смогли отреагировать на кризис путем наращивания комплексной цифровизации», — говорится в исследовании.

Кроме того, для ускорения цифровизации появился новый стимул: компании, сообщавшие о более активном внедрении цифровых технологий, оказались более устойчивыми и лучше подготовленными к вызовам, возникшим в условиях кризиса.

Расходы на цифровую трансформацию в мире к 2025 году могут вырасти почти в два раза от показателей 2021 года — до $2,8 трлн. Пандемия существенно ускорила этот тренд и усилила интерес всех стран к нему. Потому что цифровизация становится единственным гарантом гибкости и адаптивности на меняющихся рынках. Но хотя цель у всех одна, подходы к ее достижению — разные. Мы в ГК «Цифра» разобрались, как выглядит цифровизация в четырех регионах, с какой скоростью развивается и выигрывают ли от этого пользователи.

Лидеры делают деньги

Пять лет IMD World Digital Competitiveness Center составляет рейтинг цифровой конкурентоспособности стран, с помощью которого оценивает готовность мировых держав внедрять цифровые технологии. В рейтинге 2021 года лидирующее место занимают США, как и три года до этого, и побеждают по трем основным критериям: знания (таланты и их подготовка), технологии (регуляторика, бюджет) и готовность к будущему (ИТ-интеграция, адаптивность).

Это неудивительно, поскольку можно говорить, что цифровизацию начали именно Штаты — с онлайн-магазинов в 90-х и системы резервирования авиабилетов Sabre. Последняя стала базой для сегодняшних систем по всему миру, включая Аэрофлот. США начали развивать коммерческие услуги для потребителей и продолжают это делать. Как отмечают эксперты IMD, модель цифровизации Америки финансируется из частных источников, основана как на иностранных, так и на доморощенных талантах. Это сильно контрастирует, например, с азиатской политикой, где все завязано на государстве.

Тем не менее, постепенно и в Штатах начал развиваться сегмент электронных госуслуг. Хотя в этом вопросе Европа обгоняет. Американцы имеют доступ к онлайн-голосованию, подаче налоговых деклараций через интернет. А в Канаде у предпринимателей есть неограниченный доступ к онлайн-сервисам для удаленного запуска и управления бизнесом.

Читать также:  Как функционирует и приносит доход доска объявлений на сайте?

Проблема Америки не в спектре доступных услуг, а в их технической ненадежности и сложности — например, в 2013 году с перегрузом столкнулась система HealthCare.gov. И ситуацию исправили даже не за неделю. Причем такие проблемы в системе возникали не впервые. И системы единого окна для взаимодействия с государством в США тоже нет: была попытка ее создать, но позже опрос показал, что каждый третий американец или не знает о проекте, или не пользуется.

Финансовый сектор тоже цифровизацией пока едва затронут: открыть счет, заблокировать карту или выполнить какую-то другую простую операцию можно только непосредственно в отделении банка. Сделать это через условное приложение на смартфоне пока проблематично. Более того, в Америке все еще предпочитают использовать чеки для оплаты, а не карты. Просто потому что населению это привычно. Как и ходить в отделение банка для открытия счета.

И с бесконтактной оплатой все непросто. Несмотря на то, что, например, Apple еще в 2014 году представила Apple Pay, в США это не самый распространенный метод. В 2019 году СМИ писали о том, что крупные ретейлеры отказываются от него. А в исследовании eMarketer того же 2019 года Apple Pay едва ли был доступен в 70% американских магазинов. Мобильные платежи и вовсе использовали только 30% населения.

Фокус на граждан

Если отталкиваться от рейтинга IMD World Digital Competitiveness Center, то самая высокая цифровая конкурентоспособность среди стран Европы у Швеции и Дании: они входят в ТОП-5, причем не первый год. Только местами меняются. Немного отстают Швейцария, Нидерланды и Норвегия. А в двадцатку лучших IMD включил также Финляндию, Австрию, Германию и Ирландию. По прогнозам IoT-Analytics, среднегодовой темп цифровизации в Европе в ближайшие годы будет на уровне 21% — это ниже, чем в США и Азии. Замедляющимися европейские страны называют и в HBR, хотя Латвия и Польша попали в число перспективных. Но медленно — не значит «плохо».

Как оценивают эксперты IMD, Швеция и Швейцария лидируют в первую очередь благодаря развитию талантов и экономики знаний. У населения высокие цифровые и технологические навыки — как внутренние, так и внешние: страны активно привлекают высококвалифицированных специалистов. А согласно концепции Industrie du Futur, созданной в 2015 году, Париж должен стать вторым цифровым хабом после Лондона в Европе и «нацией единорогов», как сообщил Эммануэль Макрон. Как минимум в развитии технологических стартапов Париж в 2019 году обогнал Берлин благодаря налоговым реформам и упрощенному получению виз.

При этом в фокусе европейских стран — надежность и эффективность цифровизации, а не получение максимальной прибыли от нее. Хотя свои продукты на замену американским здесь производят: например, Bolt вместо Uber. Но в первую очередь Европа стремится сохранить поток данных демократичным и прозрачным, создать стабильную инфраструктуру — этому способствует Gaia-X. В рамках этого проекта представители бизнеса, науки и политики на международном уровне выдвигают предложения, чтобы из множества отдельных платформ, связанных единым стандартом, сформировать открытую и безопасную экосистему с доступными данными и услугами.

Компании и граждане смогут обмениваться информацией, сохраняя над ней полный контроль. Затрагиваются все сферы жизни — от «умных городов» и «умных регионов» до финансов и сельского хозяйства. Среди ярких примеров цифровизации базовых задач населения можно привести Эстонию: в режиме одного окна граждане могут принять участие в голосовании, воспользоваться онлайн-банкингом, медицинскими услугами и даже оформить резидентство. Лично посетить госорганы придется только для заключения брака или развода.

И это не единственное, что в Европе делают с оглядкой на комфорт населения в новом диджитал-мире. Например, Италия в 2020 году запустила «Repubblica Digitale» — программу по преодолению цифрового разрыва, содействию интеграции и укреплению развития цифровых навыков среди граждан. Потому что последнего даже на базовом уровне лишены 58% населения Италии или 26 млн людей 16-74 лет, по данным Евростат от 2019 года. А 11 млн жителей не имеют доступа к интернету. Похожие программы реализуют Австрия, Бельгия, Болгария, Чехия, Дания и другие — всего 23 страны ЕС из 28.

В то же время, в Европе очень неохотно развивается финансовый сектор. Несмотря на пандемию и вынужденно выросший спрос на оплату картой, в 2020 году европейцы были не готовы отказаться от наличных денег. Если в Венгрии свыше 40% населения соглашались дальше пользоваться лишь картой, то, например, в Великобритании без наличных проживут только 20%. Тем не менее, Европа заявила о намерении создать собственную платежную инициативу, EPI, чтобы консолидировать все системы.

Но в целом технологическое развитие Европы зависит от страны. Даже направление этого движения: в Лондоне в первую очередь появляются стартапы из fintech-отрасли (город стал глобальным fintech-хабом), а также телеком и космических технологий. Остальная Европа активнее продвигает индустриальный сектор, идеи возобновляемых источников энергии и гейм-сектор.

Развивающийся финтех

В IMD World Digital Competitiveness Ranking Россия с 2020 года к 2021 поднялась с 43 строчки на 42. Ее обходят Тайланд, Латвия, Казахстан и даже Чили. Однако нельзя говорить, что с цифровизацией в России все плохо — в некоторых сегментах экономики даже в разы лучше, чем в других странах.

Например, в финансовом. Благодаря тому, что отечественная банковская система в разы моложе американской или европейской, ее инфраструктура достаточно гибкая, а появляющиеся в последние годы решения соответствуют тренду на цифровизацию всего. Поэтому почти каждый сегодняшний российский банк — это FinTech-продукт: как, например, Тинькофф, позволяющий в два клика через приложение и счет открыть, и инвестировать начать. В Европе подобный функционал у банков только постепенно появляется, причем у стартапов — вроде Revolut или N26, но не у старых институтов.

Второй момент активной цифровизации в России — проникновение бесконтактных платежей. Их доля по итогам 2020 года превысила 70% в рознице, что говорит о высоком доверии населения. Каждый четвертый платеж происходит через смартфон. Такие данные приводит ЦБ РФ в отчете от 2021 года. Кроме того, свыше 80% POS-терминалов поддерживают бесконтактную оплату.

Также в России активно внедряется запущенная в 2019 году СБП: система быстрых платежей, позволяющая проводить моментальные переводы по номеру телефона. В четвертом квартале 2020 года через нее прошло 67,4 млн операций — в том же периоде 2019 года было всего 3,82 млн. Впрочем, аналогичная идея с того же 2019 года постепенно реализуется в некоторых странах Европы (Хорватия, Венгрия, Румыния) и в Саудовской Аравии. А в вопросах объема платежей по банковским картам лидирует, все же, Сингапур.

Возможность получать большую часть государственных услуг — от записи к врачу до оформления паспорта или оплаты штрафов — по принципу единого окна в России тоже реализована через портал «Госуслуги». В 2021 году количество ежедневно посещающих его людей увеличилось почти в 20 раз. Пиковое число ежедневных визитов — 20 млн человек. А всего в конце 2021 года на «Госуслугах» было зарегистрировано 90 млн граждан. Также функционируют региональные сайты: например, mos.ru.

Но при в России есть тормозящие активную цифровизацию факторы. В частности,проблемы с развитием сетей 5G, необходимых для повышения объема пропускаемой информации. И если в Китае этот стандарт уже активно используют, в России никак не могут решить, кто построит вышки и где. Пока есть только тестовые зоны: например, в Сколково. При этом почти каждый десятый россиянин против 5G, возникают даже массовые протесты.

Похожее непринятие новаций есть и в отношении биометрии: в феврале 2021 года в Единой биометрической системе, существующей с 2018 года, было зарегистрировано всего 164 тыс. граждан. А это тормозит, например, развитие автоматического банковского скоринга для моментального принятия решения по кредитным продуктам. Или быстрому получению электронной подписи гражданами.

Одни развивают, другие ограничивают

Развитость арабского мира неравномерная, и цифровизация, соответственно, тоже. Все регионы по уровню благосостояния можно разбить на три группы. Первая — Персидский залив: здесь сосредоточены самые богатые страны, к которым относятся ОАЭ и Катар. В IMD World Digital Competitiveness Ranking Арабские Эмираты заняли почетное 10 место, Катар — 29, Саудовская Аравия — 36. Эти страны стремительно рвутся вверх, показывая активное развитие. По версии Deloitte здесь высокий уровень онлайн-банкинга, а в пандемию почти все транзакции в рознице стали происходить через цифровые каналы.

А на вершине всего в арабских странах стоит Дубай: с собственной криптовалютой emCash, на которой должна строиться экономика, и проектом «умного города». Стратегия «Smart City Dubai 2021» предполагает создание самого безопасного, цифрового и комфортного города на Востоке. Цель — бесшовные комплексные электронные услуги, оптимизация использования городских ресурсов, защита людей и информации. В рамках этой стратегии активно функционирует портал DigitalDubai, призванный оцифровать все услуги — от государственных до медицинских и бизнес-сервисов.

В странах Персидского залива сегодня высокое проникновение широкополосного интернета, причем не только в ОАЭ и Катаре. В Бахрейне уже в 2017 году в интернет могли выходить 98% населения, а компьютер имели почти 95%. Индекс цифровой готовности в этой стране — 5,1. Выше только в ОАЭ и Катаре: 5,3 и 5,2 соответственно. Все прочие страны Ближнего Востока обладают меньшей цифровой готовностью. А самые низкие показатели — у Египта и Ливана: хотя их нельзя назвать отсталыми. Здесь высокий уровень проникновения интернета, но слабая промышленная экономика.

Отдельной категорией стоят страны Северной Африки — Алжир, Тунис, Марокко. Здесь доходы населения невысокие, поэтому цифровизация находится в зачаточном состоянии. Не хватает ресурсов, чтобы ускорить ее развитие. Как и для того, чтобы повысить уровень цифровой грамотности населения.

Но все же самая плачевная ситуация сложилась в Палестине, Ливии, Иране, Ираке. Для последнего даже не рассчитан индекс цифровой готовности. У населения стоит вопрос выживания в бесконечных конфликтах, и диджитализация государственных услуг или онлайн-поиск парковки рядом для них не актуален. Хотя, например, Иран технологически высоко развит — но в первую очередь в военном секторе. А интернет для обычных людей очень ограничен, и контроль над информационным пространством ведется постоянном режиме.

Читать также:  Types of e-commerce

В то же время, в Ираке пробовали создать стратегию электронного правительства — она просуществовала с 2007 по 2010 год, после чего о ней забыли. Аналогичная судьба постигла стратегию Ливана. В Бахрейне история была лучше: появился сайт по аналогии с российскими «Госуслугами», который до сих пор функционирует. И даже планируются новые сервисы — например, связанные с ID Card. Но широкой функциональностью такие порталы в арабских странах не отличаются, потому что почти везде действует авторитарная система управления. Как результат, право граждан на информацию ограничено.

Если сделать краткое резюме для четырех регионов, то во всех ситуация с цифровизацией складывается по-разному. Америка как «законодатель» всего электронного стремится лидировать, но пока больше сконцентрирована на технологиях, которые можно выгодно продать, а развитием диджитализации занимаются частные корпорации. Европа стремится сделать комфортной и безопасной жизнь граждан, продвигается в этом вопросе медленно, но стабильно. Но бумажно-бюрократические моменты пока еще не истреблены в полном объеме. В России производят и развивают сильные финтех-решения, стремятся избавить граждан от лишних бумаг при оформлении различных услуг. А в арабском мире очень большой разрыв в цифровизации между, например, продвинутыми ОАЭ и Ливией, далекой даже просто от среднего благосостояния.

Приветствуем! Мы – Цифровые Привычки и занимаемся разработкой с 2016 года, при этом активно развиваясь в сфере финтеха.

В России бытует мнение, что все зарубежом лучше: трава зеленее, солнце ярче, вода вкуснее, а вот сервисы и приложения лучше на Родине. Мы решили разобраться где правда, а где заблуждения.

P.S. Приготовьтесь к большому количеству финтеха, потому что мы его очень любим.

Мы от Запада или Запад от нас

Начнем со статистики.

АНО «Диалог» в 2021 году опубликовали исследование, согласно которому Россия находится на 27 месте по уровню цифровизации среди остальных стран. В первой тройке расположились Япония, Эстония и Исландия. Примечательно и то, что США обогнали Россию всего на три позиции, заняв 24 место в рейтинге.

Рассмотрим похожее исследование, но от 2020 года. В рейтинге Digital Evolution Scorecard 2020 представлена цифровая эволюция стран и темпы ее роста. Россия находится в перспективной зоне развития, наряду с такими странами, как Таиланд, Сербия и Казахстан. Это значит, что цифровая трансформация в странах ограничена, но продолжает активно расти. Лидерами рейтинга являются Сингапур, США и Гонконг.

Получается, что мы не настолько продвинутые и есть страны, которые в несколько раз превосходят Россию в плане цифрового развития. Но есть ли от этого плюсы? Есть.

Благодаря тому, что рынок IT в России начал развиваться в 90-е, мы начали брать «все готовое». То есть перенимать рабочий опыт иностранных коллег. Мы не тратили время на проверку гипотез и поиск решений — все это сделали за нас.

Благодаря такому подходу уже в 2005 году доля ИКТ в ВВП России составила 5%, что в 4 раза превысило темпы роста экономики. В том же году министр Мининформсвязи (сейчас Министерство цифрового развития) Л. Рейман отметил, что в развитых странах доля ИКТ составила 10%.

Согласно исследованию НИУ ВШЭ от июня 2020 года мы можем наблюдать стремительный рост IT в России, который достиг своего пика в 2012 году. За это время сформировалась корпоративная IT-инфраструктура, бизнес осознал важность ИКТ, а зарубежные компании обосновались на отечественном рынке.

Как следствие, российские IT-компании меньше сталкиваются с легаси-кодом и артефактами. Благодаря этому разработчикам не нужно учитывать и поддерживать много кода, который перешел «по-наследству». По сути мы работаем с известными технологиями по рабочим схемам и методологиям. Этого нельзя сказать про зарубежные компании, так как они в свое время были первопроходцами в сфере IT.

Так первый виртуальный банк, Security First Network Bank, открылся в США в 1995 году и существует по сей день. Примечательно, что это именно виртуальный банк, а не система онлайн-банкинга. То есть у Security First Network Bank нету офиса или филиалов, все операции совершаются в Интернете. В том же 1995 году интернет-банкинг начал появляться и в Европе.

В России интернет-банкинг появился в 1998 году усилиями специалистов Автобанка. Однако широкое применение технология начала получать после 2009 года, когда появился Сбербанк Онлайн и первое мобильное приложение от Альфа Банка.

Для сравнения, по данным аналитического сервиса НАФИ на момент 2020 года больше половины россиян, 56%, пользуются мобильными приложениями банков и интернет-банкингом. В Швеции еще в 2008 году количество пользователей онлайн-услуг в финансовой сфере составляет 54%.

Сравнение западных и отечественных разработок

На мировом рынке преобладают зарубежные разработки. А что на счет России? По данным аналитиков компании App Annie в 2021 году россияне чаще всего устанавливали приложение Telegram. Из отечественных разработок в рейтинге также можно увидеть Госуслуги, Ozon, Wildberries и Avito.

Что касается сравнения зарубежных и российских разработок, то тут не все так однозначно, так как по большому счету — это вкусовщина. Однако мы можем взглянуть на некоторые различия.

В большей степени они находят свое отображение в интерфейсах продуктов, которыми пользуются на Западе и у нас, в России. В качестве примера рассмотрим случайный иностранный банк, австрийский Schoellerbank, и Сбербанк Онлайн.

Для сравнения мы выбрали мобильные приложения банков для iOS, разделы анализа финансов. В Сбербанке не только интерфейс выглядит приятнее, но и пользователю предоставляется больше информации. При этом все расположено согласно заветам UX, поэтому раздел выглядит удобным и информативным. В приложении Schoellerbank количество информации на странице небольшое, а блоки расположены сомнительно, по крайней мере для российского пользователя.

Российские сервисы и приложения — это золотая середина между Западным минимализмом и Восточным максимализмом. В то время как американцы и европейцы предоставляют пользователю минимум информации и возможностей, а китайцы и корейцы захламляют интерфейсы, Россия предоставляет всю необходимую информацию и функционал лаконично.

Еще немного статистики

Так как эта статья носит исследовательский характер, напоследок хотелось бы в последний раз обратить внимание на цифры.

В 2018 году Digital Life Abroad опубликовали доклад, в котором распределили государства по качеству и развитию онлайн-услуг. В список вошли: Эстония, Сингапур, Финляндия, Израиль, Канада, Южная Корея.

Показатель в России упал на 8% и почти поравнялся со значением, которое было в 2016 году. Однако не все так печально. Ведь падение спроса на внутреннем рынке привело к росту экспорта, как отметили НИУ ВШЭ в своем исследовании.

Итоги

Признаться честно, когда мы только затеяли это исследование, то ожидали совершенно другого результата. То есть перевеса отечественных разработок перед «загнивающим» Западом. Однако ситуация диаметрально противоположная.

По цифрам и показателям мы все еще отстаем от развитых стран, на что повлиял СССР, затем его распад, а потом и лихие 90-е. Однако в 2022 году в нашем распоряжение топовые дизайнеры и одни из лучших программистов в мире, согласно исследованию HackerRank (в рейтинге Россия занимает 2-е место).

Но почему нам кажется, что с айтишкой на Западе все плохо? Тут дело в рассказах наших соотечественников, которые уехали из России, и зарубежном сервисе. Ведь банковские переводы в той же Италии или Канаде обрабатываются по несколько дней не из-за плохих приложений или сервисов, а из-за системы Swift-переводов. Среднестатистические пользователи, которые не связаны с миром IT, не знают подобных нюансов.

По качеству предоставляемых приложений и digital-продуктов Россия точно не уступает зарубежным коллегам, а в чем-то их и превосходит. А проблемы развития IT в нашей стране заключаются не в качестве специалистов и отставании от Запада, а в законодательстве.

В будущем мы обязательно всех обгоним!

Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

Опубликованы результаты международного рейтинга Всемирного банка «GovTech Maturity Index» (GTMI), в который вошли 198 стран мира с различным уровнем развития информационных технологий в государственном секторе, сообщает Минэкономразвития в среду; Россия заняла десятое место, улучшив показатели по сравнению с рейтингом 2020 года.

Первые три позиции принадлежат Южной Корее, Бразилии и Саудовской Аравии.

Индекс зрелости GovTech измеряет ключевые аспекты по четырем приоритетным направлениям (на основе показателей, отражающих степень внедрения цифровых технологий в сфере госуслуг, налоговой и бюджетной сферах, в образовании и здравоохранении):

Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

  • «Основные государственные системы» – Core Government Systems Index, CGSI;
  • «Предоставление государственных услуг» – Public Service Delivery Index, PSDI;
  • «Вовлеченность населения» – Digital Citizen Engagement Index, DCEI;
  • «Институциональное обеспечение» – GovTech Enablers Index, GTEI.

По индексу зрелости страны также распределяют по группам с рейтингом от A до D, от лидеров к отстающим. В этом году рейтинг А присвоен 69 странам (35% от всех участников рейтинга), рейтинг В получили 46 стран (23%), С — 53 страны (27%), D — 30 стран (15%). Россия по всем четырём субиндексам оказалась в группе с А-рейтингом.

Рейтинг стран по уровню цифровизации 2021

Распределение стран по группам от A до D.

Среднее значение GTMI в 2022 году составило 0,552 балла, у России этот показатель равен 0,897.

Топ-10 рейтинга GTMI

Как отмечают в Минэкономразвития, министерство совместно с Минцифры «провели полномасштабный анализ цифровой трансформации государственного сектора Российской Федерации». В частности, исследовали систему предоставления госуслуг (ЕПГУ, МФЦ, ЕСИА), систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ), электронного документооборота (СЭД), «цифровые налоги», Единую медицинскую информационно-аналитическую систему (ЕМИАС). Результаты аналитической работы были направлены во Всемирный банк, проведена серия встреч и консультаций с сотрудниками и менеджментом банка.

«Высокая позиция в рейтинге GTMI расширяет возможности для продвижения отечественных цифровых продуктов и решений в страны и регионы с менее развитыми технологиями», – говорится в сообщении.

Следите за нашим Телеграм-каналом, чтобы не пропускать самое важное!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *